500 млн тонн и ни капли меньше

Российская нефтяная отрасль постепенно приспосабливается к новым условиям работы под запретом Европы на поставки российской нефти. И если в начале весны она вынуждена была резко снизить добычу нефти из-за отсутствия покупателей, то к началу лета ей удалось частично перенаправить поставки на новые рынки и увеличить загрузку собственных НПЗ. В результате, в этом году добыча нефти может снизиться на 4,6%, до примерно 500 млн тонн. Этот уровень производства Россия сохранит в следующем году, рассказал вице-премьер РФ Александр Новак на ПМЭФ.

Добывать и перераспределять

Снижать добычу еще ниже России не выгодно. «Я считаю, нет необходимости снижать добычу. Любое снижение может привести к сокращению рабочих мест, консервации скважин, меньшему мультипликативному эффекту относительно других отраслей, потому что будет меньшая загрузка в трубной промышленности, в производстве различного оборудования, материалов», — сказал он в интервью телеканалу РБК.
Кроме того, сокращение производства может обернуться потерей доли России на нефтяном рынке при сохранении текущих высоких цен на нефть. «Не факт, что при снижении нашей добычи цены увеличатся, потому что тогда появится соблазн и возможность компенсировать этот объем другими странами. Баланс спроса и предложения всегда будет, а дефицит покрывается новыми инвестициями и новыми объемами добычи. Краткосрочный эффект может быть, но, если брать среднесрочный, наверное, это будет даже менее выгодно», — добавил вице-премьер.
Поставки российской нефти на новые рынки будут идти через действующие морские порты Новороссийск, Усть-Луга, Приморск, а также за счет увеличения объемов прокачки по системе «Восточная Сибирь-Тихий океан» на 7 млн тонн путем добавления присадок. «Кроме того, будем рассматривать новые точки и расширять инфраструктуру. Сейчас по поручению президента такая работа ведется. В ближайшее время могут быть приняты новые инвестиционные решения», — сообщил А.Новак.
Переходить на расчеты в рублях при экспорте нефти Россия пока не планирует, так как это значительно сложнее сделать, чем при поставках газа. «У нас в газовой отрасли один экспортер, а в нефтяной отрасли у нас экспортеров много, здесь рынок достаточно либерализованный, поэтому там гораздо сложнее реализовать такой механизм. Там есть механизм, по которому уже живут все экспортеры — продажа части обязательной валютной выручки на рынке», — пояснил он.
«Ну и в принципе у нас наши нефтяные компании поставляют в очень большое количество разных стран, у них очень много контрактов, в том числе и контракты, продаваемые на тендере, в постоянном режиме относительно каждой танкерной позиции, здесь меньше таких долгосрочных контрактов. Поэтому в каждом случае коммерческие организации определяют самостоятельно валюту платежа, как им выгодно, вместе с теми компаниями, которые являются покупателями», — отметил вице-премьер в интервью телеканалу РБК.

Санкционный бумеранг

В конечном итоге, западные санкции и запрет на покупку российской нефти окажутся более болезненными для европейских и американских производителей. Мировой спрос на нефть будет только расти. В следующем году он может вырасти на 4-5 млн баррелей в сутки. При этом новых мощностей по добыче нефти в мире пока нет. «Усиливается конкуренция за существующий энергоресурс. Его больше нет в мире, свободных мощностей нет в мире. Все об этом знают. Да, есть свободные мощности, которые имеет Саудовская Аравия с Кувейтом и ОАЭ. Туда же входят и российские свободные мощности, но суммарно — это 3,5-4 млн б/с», — сказал вице-премьер.
Санкции уже привели к росту инфляции в США и Евросоюзе. «Инфляция в США уже 8,6%. Никогда такого не было. Плюс рекордное поднятие процентной ставки ФРС на 0,75 п.п. Это приведет к сильнейшему замедлению инвестиционной активности. В Европе инфляция уже более 6%. Цены растут не только на нефть и газ, а по всей цепочке: на жилищно-коммунальные услуги, электроэнергию», — добавил он.
«Я не исключаю, что цены на нефть к концу года будут 150 долларов за баррель, может быть и выше. Все будет зависеть от логистики, которая будет складываться в Европе, потому что с логистикой там тоже проблемы», — добавил он.
По словам А.Новака, Европа в 2021 году заплатила за энергоресурсы 350-400 млрд евро, в 2022 году переплатит еще 400 млрд евро. «И это не предел», — считает вице-премьер.
Но самое страшное, что отказ европейских стран от нефти из России может привести к дефициту нефтепродуктов в регионе. Ранее многие европейские нефтеперерабатывающие заводы получали сырье из России по магистральному нефтепроводу «Дружба». Теперь же региону предстоит развивать совершенно другую инфраструктуру, пояснил вице-премьер. «Нужно развивать инфраструктуру для получения нефти не по нефтепроводам, а через порты, через те логистические хабы, в которых никогда не было пропускных мощностей для того, чтобы доставить нефть до НПЗ. В результате снижается мощность переработки нефти», — сказал он.
Ситуация усугубляется тем, что перераспределение поставок сырья происходит на фоне падения нефтепереработки в мире. «Только за последние несколько лет снизились мощности переработки нефти на 4 млн баррелей. Я могу откровенно сказать, что в Европе возможен и дефицит нефтепродуктов, и дефицит дизельного топлива», — сообщил вице-премьер.

Королевская поддержка

Вопросы дефицита нефтепродуктов в Европе и перераспределения рынков и потоков нефти стала предметом самых важных переговоров, произошедших на полях ПМЭФ, между министром энергетики Саудовской Аравии принцем Абдулазизом бен Сальманом и Александром Новаком . По словам вице-премьера РФ, королевство потенциально может увеличить поставки нефти в Европу. В свою очередь, Россия будет создавать дополнительную инфраструктуру для поставок на Восток.
Общим итогом стала договоренность продолжать взаимодействия двух крупнейших нефтедобывающих стран ради предотвращения коллапса на мировых нефтяных рынках.
«Этот визит очень важен для нас. Мы встретились, чтобы сверить с крупнейшей нефтедобывающей страной наши взгляды на текущую ситуацию на рынке нефти, на прогнозы до конца года, прогнозы по ценам по балансировке спроса и предложения. Я подробно рассказал коллеге о той ситуации, которая у нас складывается в наше нефтедобыче, экспорте, переработке. У нас продолжается взаимодействие. Мы будем продолжать вместе работать, чтобы не получить коллапса на рынке», — сказал вице-премьер.