Министерство Энергетики

Е.А. Телегина, Л.А. Студеникина, Д.О. Тыртышова. Трансформация газовых рынков глобализация и конкуренция

Елена Александровна  Телегина – РГУ нефти и газа им. Губкина,
член-корреспондент РАН, д. э. н.,
e-mail: meb@gubkin.ru

Людмила Алексеевна Студеникина – РГУ нефти и газа им. Губкина, к. э. н.,
e-mail: las@gubkin.ru

Диана Олеговна Тыртышова – РГУ нефти и газа
им. Губкина, к. э. н.,
e-mail: diana.tyrtyshova@gmail.com

Аннотация. В статье рассматривается трансформация глобального газового рынка, особое внимание уделяется усилению роли СПГ, что обусловливает новое качество спроса и предложения на природный газ. Проведен анализ экономики поставок американского СПГ, факторов роста его доли в структуре потребления стран Северо-­Западной Европы. Понимание причин и следствий происходящих изменений особенно важно для своевременной адаптации стратегий и бизнес-­моделей.

Ключевые слова: глобальный газовый рынок, СПГ, США, Россия, спотовая торговля газом.

Глобальный энергетический ландшафт стремительно меняется. Динамичная трансформация мировых рынков и энергетического пространства происходит под воздействием множества факторов, таких как рост численности населения, климатические изменения, энергетический переход от углеводородной экономики к альтернативной энергетике и цифровизации, истощение природных ресурсов, декарбонизация и так далее.
По прогнозам, к 2050 году энергопотребление увеличится вдвое по сравнению с сегодняшним днем, при этом около 10 % населения из почти 10 миллиардов человек будут иметь ограниченный и нестабильный доступ к энергоресурсам, а еще 10 % – будут лишены и такой возможности, что не может не сказываться на устойчивости мирового развития.
Климатические вызовы требуют согласованной политики и всестороннего участия всего мирового сообщества в достижении целей, определенных Парижским соглашением – ограничении роста температуры в мире двумя градусами по Цельсию к 2040 году. Этот вызов касается не только сокращения выбросов вредных веществ в атмосферу, но и поиска новых более надежных и экологичных ресурсов.

Несмотря на сокращение использования угля, вопрос масштабов востребованности газа как низкоуглеродного энергоресурса остается открытым


Несмотря на политику резкого сокращения использования угля и нефти, вопрос масштабов востребованности природного газа как низкоуглеродного и экологически более чистого энергоресурса остается открытым.
Мировой экономический рост, увеличение темпов промышленного производства (особенно в Азиатском регионе), климатические вызовы, межтопливная конкуренция в секторах электрогенерации и транспорта обуславливают рост спроса на природный газ.
На газовых рынках меняется содержание конкуренции. Теперь газовые поставки вынуждены соревноваться не только с альтернативными видами топлива (включая ВИЭ), способами доставки и источниками получения (сжиженный природный газ, трубопроводный газ, традиционные месторождения, сланцевые участки), но и проходить через новый тип внутритопливной конкуренции – между поставщиками различных газоэнергетических продуктов, наиболее полно соответствующих запросам потребителей по направлениям, условиям и срокам поставок.
Развитие СПГ‑индустрии в мире позволяет удовлетворить растущий спрос на энергоресурсы, осуществлять поставки газа в регионы, где отсутствует газотранспортная инфраструктура или необходимо развивать диверсификацию поставок энергоресурсов.

Таблица 1. Газ как глобальный энергетический продукт
в сравнении с рынком нефти
Источник: составлено авторами по материалам [1]

Значительно повышается также оперативность доставки. Экспортер может быстро реагировать на изменения спроса, перенаправляя СПГ с одного регионального рынка на другой, что дает преимущества по сравнению с поставками газа по трубопроводам, расстояние по которым не превышает 4 000 км, в то время, как в 2017 году маршрут метановоза составлял в среднем около 15 000 км.
Мобильность поставок СПГ дала возможность расширить круг экспортеров, включив в него те страны, которые ранее из-за отдаленности от рынков сбыта (Нигерия) или из-за своего островного характера (Австралия, Индонезия) не могли быть поставщиками трубопроводного газа, а теперь экспортируют сжиженный газ, что в свою очередь способствует обострению конкуренции [3].
Растущий спрос на СПГ обусловлен его конкурентоспособностью по сравнению с другими энергоресурсами, используемыми в секторе электрогенерации (особенно с углем). Это объясняется целым рядом факторов: значительным снижением цен на СПГ за последние годы, ужесточением европейских требований по выбросам СО2, ростом конкуренции и расширением числа стран-­экспортеров, развитием регазификационных мощностей в разных регионах, не говоря уже об экологических преимуществах использования газа.

Рис. 1. Крупнейшие экспортеры и импортеры СПГ в мире, млрд м3 , 2018 год
Источник: [5]


Активное инвестирование в перспективные проекты и развитие глобального рынка постепенно придают СПГ свой­ства энергетического товара за счет роста его физической и финансовой ликвидности и развитию спотовой торговли. Однако в будущем эта тенденция может привести к перенасыщению рынка за счет избытка предложения, при этом сбыт не будет гарантирован, поскольку доля долгосрочных контрактов будет неуклонно сокращаться.
В настоящее время на долю СПГ приходится до 40 % мировой торговли газом. Экспортерами сжиженного газа являются 18 стран, в том числе Россия, а импортерами – 42 страны, но их количество будет только увеличиваться [4, 5].

Рис. 2. Объемы международной торговли газом, млрд м3

По итогам 2018 года две трети прироста мировой торговли газом было достигнуто за счет СПГ (рисунок 2). Ключевыми поставщиками СПГ в Европу в 2018‒2019 годах являлись Катар, Нигерия, Алжир, Россия, Норвегия и США.
По итогам 2018 года средний индекс цен на газ на ключевых европейских площадках снизился на 2,1 $/ММВТU. Как следствие, низкие цены способствовали усилению конкурентных преимуществ газа по сравнению с углем при выработке электроэнергии (Рисунок 5). Наиболее существенное сокращение стоимости генерации электроэнергии по сравнению с 2018 годом произошло в Азии, в среднем на 29 %. В Германии и Великобритании аналогичный показатель сокращения издержек составил 20 % и 19 % соответственно.

Перевозка СПГ по СМП танкером «Река Обь»


Стоит отметить, что в 2019 году Россия существенно нарастила поставки СПГ по сравнению с другими экспортерами. Мало того, в феврале 2019 года нашей стране удалось даже занять лидирующую позицию по данному показателю [6].

Рис. 3. Поставки СПГ в Северо-Западную Европу в 2018 году, млрд м3
Таблица 2. Поставки СПГ в Европу в январе-мае 2019 года, млрд м3

В 2018‒2019 годах в Северо-­Западной Европе значительно выросло предложение СПГ, которое обрушило цены на газ и потеснило традиционные «трубопроводные» поставки. В 2018 году Бельгия, Великобритания, Нидерланды и Франция импортировали рекордное с 2012 года количество СПГ – 24,1 млрд кубометров. При этом уже в первой половине 2019 года страны Северо-­Западной Европы импортировали больше СПГ, чем за весь 2018 год – 26 млрд кубометров.

Рис. 4. Динамика индексов NBP, ZBB и TTF «месяц вперед» в январе 2018 – апреле 2019 гг., евро/тыс. м3
Рис. 5. Усредненные затраты на выработку электроэнергии из угля и газа в 2018–2019 гг., долл./МВт.ч


При сложившейся ценовой конъюнктуре европейские импортеры активно заполняют свои подземные хранилища дешевым газом (Рисунок 6).

Рис. 6. Заполненность ПХГ Европы по состоянию на 23 мая в 2014–2019 гг., млрд м3


Рост спроса на сжиженный газ в Европе обусловлен как макроэкономическими, так и другими, связанными с внутренней политикой ЕС, факторами:
• дополнительные объемы СПГ из США стали поступать в Европу в результате ухудшения торговых отношений между Китаем и США. В конце сентября 2018 года Китай ввел 10 % пошлину на импорт американского СПГ в качестве ответных мер на действия США в сфере торговли. После дальнейшего ужесточения мер со стороны США в конце мая 2019 года пошлина была повышена до 25 %;
• рост доли СПГ в энергобалансе Европы поддерживается в рамках стратегии ЕС по диверсификации системы газоснабжения.
США становятся ключевым игроком в сфере СПГ, активно закрепляясь на европейском и азиатском рынках. Общий объем мощностей по сжижению газа в США на конец мая 2019 года составил 46 млрд кубометров, что на 12 млрд кубометров (37 %) больше, чем в 2018 году. Ожидается, что к концу 2025 года после ввода в эксплуатацию всех проектов, находящихся в настоящий момент на стадии строительства, общий объем мощностей по сжижению газа в США составит 120 млрд кубометровв год. Общий объем эксплуатируемых мощностей СПГ в мире на текущий момент находится на уровне 561 млрд кубометров. К концу 2025 года после ввода в эксплуатацию всех строящихся проектов общий объем по сжижению в мире составит 679 млрд кубометров (IHS Markit).
В 2018 году экспорт СПГ из США достиг рекордного уровня – 29 млрд кубометров, превысив показатель 2017 года на 63 %. В 2018 году основными направлениями поставок СПГ из США стали: Южная Корея, Мексика, Япония, Китай и Индия. Доля экспорта в Европу при этом составила 13 % (3,8 млрд кубометров). Однако с IV квартала 2018 года структура экспорта СПГ из США претерпела значительные изменения. Сокращение спреда между ценами на СПГ в Азии и Европе, и эскалация торговой вой­ны между США и Китаем привели к тому, что дополнительные объемы американского СПГ были перенаправлены в Европу. В первом полугодии 2019 года Соединенные Штаты резко увеличили европейскую составляющую в своих поставках СПГ. Доля Европы в экспорте сжиженного газа из США выросла с 5 % (0,7 млрд кубометров) до 37 % (7,3 млрд кубометров) по сравнению с аналогичным показателем 2018 года [7].
Наращивание объемов импорта СПГ в Европу сопровождалось снижением спотовых цен на газ на торговых площадках. Так, 3 июня 2019 года цена TTF «день вперед» достигла минимального значения с 2009 года, составив 119,5 долларов США/тыс. кубометров (4,27 долларов США/млн БТЕ). При этом Tellurian приводит данные полной себестоимости СПГ на условиях FOB на уровне 4,5‒2,35 долларов США/млн БТЕ, где максимально низкая себестоимость формируется на газ бассейна Permian (Рисунок 7).

Рис. 7. Структура стоимости американского СПГ на условиях FOB


Американская модель бизнеса СПГ отличается от традиционной, согласно которой производитель газа сжижает газ на собственном заводе и продает потребителю на условиях DES . В США добывающие компании, владельцы завода по сжижению и экспортеры СПГ – разные компании. Так, компания-­собственник заводов по сжижению закупает сырье у американских производителей сланцевого газа, сжижает его и реализует на условиях FOB  покупателям. Также в США применяется схема толлинга – предоставление мощностей по сжижению экспортерам СПГ, которые самостоятельно приобретают газ у добывающих компаний.
Используется следующая формула расчета стоимости американского СПГ:

Цена СПГ = цена газа в США (Henry Hub) * 1,15 + k

Коэффициент 1,15 отражает затраты на доставку газа от хаба до завода по сжижению. Коэффициент k отражает затраты на сжижение и варьируется в зависимости от завода и технологической линии. По данным Tellurian, диапазон затрат на сжижение сейчас составляет 0,5‒0,75 долларов США/млн БТЕ (Рисунок 7).
В 2018 году цены на региональных газовых рынках Европы и Азии покрывали полную себестоимость реализации СПГ на экспорт. В 2019 году наблюдалось снижение эффективности экспорта СПГ из США на рынки Европы и Азии. В феврале цена продажи СПГ в Европе упала ниже полной себестоимости экспорта из США, а в марте 2019 года – в Азии. Тем не менее, спотовые поставки СПГ из США на рынки Европы и Азии продолжились, что обусловлено более высокими убытками от остановки экспорта, чем его продолжения, в связи с контрактными обязательствами «сжижай или плати».
Кроме того, важно отметить, что покупатели американского СПГ могли заранее хеджировать стоимость своих поставок и получать от реализации более высокую цену, нежели котировки на тот момент времени.
По итогам 2018 года доля спотовой торговли СПГ выросла до 32 % и составила 99,3 млн тонн (Рисунок 8).

Рис. 8. Рост спотовой торговли на мировом рынке СПГ, в процентах, млн тонн/год


Именно в спотовом сегменте развивается конкуренция между Атлантическим бассейном (TTF) и Тихоокеанским (JKM). Например, когда ценовой спрэд между JKM и TTF превышает 1 доллар США/млн БТЕ, то выгодно направлять СПГ в тихоокеанский бассейн, однако уровень спрэда может меняться в зависимости от стоимости фрахта.
Еще одной особенностью развивающегося рынка СПГ является возможность его кратковременного хранения в карго, в том числе и в малотоннажных хранилищах, в зависимости от складывающегося сезонного спрэда с учетом уровня ставки фрахта.
Россия стремится расширить свои конкурентные возможности, используя потенциал динамичного торгового инструмента – Электронной торговой платформы (ЭТП) ООО «Газпром экспорт». По данным компании, в момент завершения торговой сессии 11 ноября 2019 года объем газа, проданного через ЭТП, превысил 15 млрд кубометров. Максимальный спрос на газ, проданный через ЭТП, зафиксирован в июле 2019 года – около 2,8 млрд кубометров. В значительной степени этот рекорд продаж объяснялся падением спотовых цен на газ в Европе и возможностью закачать дешевый газ в подземные хранилища, особенно в условиях неопределенности с транзитом российского газа через Украину.
«В целом, развитие российской биржи следует в русле основных мировых трендов биржевой торговли газом, и российские электроэнергетические и газовые предприятия обладают значительным потенциалом повышения эффективности, особенно в плане увеличения гибкости продаж и более активной экспансии в сектор организованной краткосрочной торговли» [8].
По прогнозам Международного энергетического агентства, объем торговли сжиженным природным газом к концу 2020-х годов превысит аналогичный показатель по традиционному трубопроводному газу за счет спроса со стороны Азии. Объем торговли СПГ к 2030 году вырастет на 70 %, до 598 млрд кубометровпо сравнению с 2018 годом, а к 2040 году – еще на 22 % – до 729 млрд кубометров. При этом продажи трубопроводного газа к 2030 году увеличатся только на 21 %, до 528 млрд кубометров, а к 2040 году еще на 4 %. Рост продаж трубопроводного газа в долгосрочной перспективе будет поддерживаться, главным образом, спросом со стороны Китая, который к 2040 году утроит его потребление. Это, в свою очередь, компенсирует снижение чистого импорта трубопроводного газа Европой к концу 2030-х годов из-за увеличения покупок СПГ [9].
Таким образом, в ходе трансформации мировых энергетических рынков развиваются и усложняются их структуры, возникают новые формы конкуренции в энергетической сфере. Одновременно под воздействием цифровизации становятся востребованными децентрализованные энергетические системы, где на первый план выходят диверсификация и гибкость поставок, надежность и устойчивая безопасность энергообеспечения, при этом природный газ может занимать высококонкурентную нишу среди других энергоносителей.

СПГ-танкер «Northwest»


«В выигрыше останется тот, кто быстрее других сумеет адаптироваться к новому бизнес-­ландшафту» [2].
Эти тенденции наряду с динамичным политическим пространством и активной ролью наднациональных и государственных регуляторов приводят к тому, что классическая модель цепочки создания стоимости в газовом бизнесе трансформируется. Это влияет на подходы к оценке инвестиционных проектов и бизнес-­моделей, методы расчета стоимости инфраструктурных активов, набор инструментов, необходимых и доступных для структурирования товарных позиций и управления рисками.
В целом, можно говорить, что в ближайшее десятилетие газовый рынок перейдет в фазу глобального с высокой долей спотовой торговли, расширением поставок СПГ, избытком предложения при сохранении низких равновесных цен на глобальном газовом пространстве. А это, в свою очередь, приведет к ужесточению конкуренции по издержкам и по диверсификации источников поставок.

Использованные источники

  1. Tellurian corporate presentation, summer 2019. URL: https://www.tellurianinc.com/wp-content/uploads/2019/08/TELL_Corporate-­Presentation_August‑2019-FINAL‑1.pdf
  2. Телегина Е.А., Еремин С. В., Тыртышова Д. О. Новая роль природного газа в условиях децентрализации производства и потребления электроэнергии // Мировая экономика и международные отношения. – 2018. – Т. 62, № 5. С. 51–60.
  3. Гурков А. Мировой рынок сжиженного газа: проснувшийся гигант// DW, 04.03.2019. URL: https://www.dw.com/ru/мировой-­рынок-сжиженного-газа-проснувшийся-­гигант/a‑47735120
  4. Топорков А. С начала года США вдвое увеличили мощности по производству сжиженного газа // Ведомости, 13.08.2019. URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2019/08/13/808752-ssha-uvelichili
  5. BP Statistical Review of World Energy 2019, p. 39–40, URL: https://www.bp.com/en/global/corporate/energy-­economics/statistical-­review-of-world-­energy.html
  6. International Gas Union, Global gas report 2019, p. 17. URL: https://www.igu.org/global-gas-report‑2019
  7. IHS Markit, Waterborne Commodity Intelligence: LNG, Database. URL: https://ihsmarkit.com/products/waterborne-­commodity-intelligence.html
  8. Телегина Е. А., Студеникина Л. А., Тыртышова Д. О. Энергетическое противостояние – есть ли общее будущее? // Энергетическая политика, 2018, № 6. С. 11–17.
  9. World Energy Outlook 2019, сp.186. URL: www.iea.org
  10. Gas Infrastructure Europe, Storage Database. URL: https://www.gie.eu/index.php/gie-publications/databases/storage-­database