Министерство Энергетики

Баланс углеводородных и возобновляемых источников энергии – климатическая и энергетическая безопасность планеты

Александр Новак
Заместитель председателя Правительства РФ

Климатическая повестка и стремление к максимальной декарбонизации глобальной экономики приобретает все большее распространение во многих государствах мира. В значительной степени этот тренд затронул и энергетический комплекс, где в последние годы наблюдается увеличение инвестиций в развитие альтернативных отраслей ТЭК. Россия традиционно является мировым лидером в производстве и поставках энергоресурсов. Наша цель – сохранить и приумножить достижения в этом направлении, поэтому в течение последних лет Россия активно наращивает компетенции в области «зеленых» источников энергии, чтобы при любом векторе развития энергетических рынков стабильно обеспечивать внутренние потребности в энергии и оставаться надежным и конкурентоспособным поставщиком энергоресурсной продукции в долгосрочной перспективе.

Международное регулирование климатической повестки

Первым шагом к формализации подходов по снижению антропогенного воздействия на окружающую среду стала созданная в 1988 году Межправительственная группа экспертов по изменению климата, работа которой в 2007 году была отмечена Нобелевской премией мира «за усилия по накоплению и распространению более широких знаний об антропогенном изменении климата и созданию основ для мер, необходимых для противодействия такому изменению».
В настоящее время глобальная энергетическая политика регулируется рамочной конвенцией Организации Объединенных Наций об изменении климата 1992 года. Цель документа – добиться стабилизации концентраций парниковых газов (ПГ) в атмосфере на уровне, который бы не допускал опасного антропогенного воздействия на климатическую систему. Предполагается, что ведущую роль в борьбе с отрицательными последствиями изменения климата должны взять на себя развитые страны.
В декабре 1997 г. на конференции сторон РКИК ООН в Японии был принят Киотский протокол, главной особенностью которого стали юридически закрепленные количественные обязательства развитых стран и стран с переходной экономикой по ограничению и снижению поступления парниковых газов в атмосферу. Россия присоединилась к Киотскому протоколу в 2004 году, взяв на себя количественные обязательства по сохранению уровня выбросов парниковых газов в первом периоде действия Киотского протокола (2008–2012 гг.) на уровне 1990 года. При этом Россия является одной из немногих стран, которые перевыполнили свои обязательства в рамках Киотского протокола в первый период его действия. Выбросы парниковых газов сократились по сравнению с уровнем 1990 года на 31 %.

Сызранская ТЭЦ
Источник: Т Плюс

Новый импульс работе по борьбе с глобальным потеплением придало Парижское соглашение, которое было заключено в 2015 году на базе рамочной конвенции ООН об изменении климата. Документ регулирует меры по снижению содержания углекислого газа в атмосфере с 2020 года и ставит цель «удержать прирост глобальной средней температуры ниже 2 °C сверх доиндустриальных уровней и приложить усилия в целях ограничения роста температуры до 1,5 °C». При этом пик эмиссии СО2 должен быть достигнут в максимально короткие сроки. Каждая из 190 сторон соглашения определяет свой вклад в достижение декларированной общей цели в индивидуальном порядке, пересматривая ориентиры раз в пять лет. Россия присоединилась к соглашению в 2019 году и взяла на себя обязательства к 2030 году достичь уровня до 70 % выбросов парниковых газов от показателей 1990 года. Значительную роль в этом процессе будут играть отрасли ТЭК.

Окружающая среда и влияние ТЭК на климат

Рост антропогенных выбросов в мире сегодня находится на восходящем тренде. Крупнейшими эмитентами парниковых газов (ПГ) в абсолютном выражении являются Китай, США, ЕС, Индия, Россия и Япония. С 1990 года выбросы парниковых газов в Китае и Индии возросли соответственно в 3,5 и 2,6 раза, в США практически не изменились (рост на 1,8 % к 2019 году), при этом подчеркну, что в России и в ЕС – снизились на 30,3 % и на 22,3 % соответственно.
Анализ показывает, что энергетический сектор вносит значительный вклад в выбросы парниковых газов во всех странах. При этом, по оценкам ООН, глобальные выбросы загрязняющих веществ, связанные с энергетикой, снизились в 2020 году почти на 8 % до минимального уровня с 2010 года, однако по большей части это связано не с глобальными трендами, а с коронавирусными ограничениями.
В то же время ряд стран продолжают выступать с инициативой постепенного отказа от ископаемого топлива, который бы позволил добиться полной компенсации выбросов их поглощением. Европейские государства намерены обеспечить углеродную нейтральность к 2050 году, Китай объявил о намерениях достигнуть углеродной нейтральности к 2060 году. Планы по исключению угольной генерации обозначены более чем в 20 странах, и этот список продолжает увеличиваться: аналогичные планы также обсуждаются Чехией, Испанией и Северной Македонией. В Азии же – основном регионе потребления угля – рассматривается возможность ограничения угольной генерации и поэтапного вывода неэффективных мощностей. Существуют отдельные инициативы по отказу от ископаемого топлива для транспорта и запрета на разведку и добычу полезных ископаемых. Крупные финансовые корпорации уже отреагировали на усиление климатической повестки смещением инвестиций в сегмент «зеленой» энергетики взамен финансирования проектов в сфере добычи, переработки и транспортировки нефти, газа и угля.

Штаб-квартира ООН, Манхэттен
Источник: msavoia / depositphotos.com

На этом фоне развивается дискуссия на тему возможного введения трансграничного углеродного регулирования. Несмотря на то, что в Парижском соглашении такое понятие отсутствует, в 2020 году в рамках Евросоюза подобные инициативы были озвучены, что выносит вопрос углеродного ценообразования на международный уровень. В настоящее время форма ввода, способ взимания и методика расчета такого сбора еще находятся на стадии обсуждения. Ожидается, что трансграничное углеродное регулирование (ТУР) будет введено с 2023 года. В базовом сценарии предполагается, что на первых этапах ТУР может распространяться только на продукцию обрабатывающей промышленности. Однако вариант развития, при котором налог уже в ближайшие годы может затронуть и сырье, в частности, нефть, газ, уголь, пока не исключается. При этом ряд аналитиков полагают, что активизация работы по введению углеродного регулирования может носить не только экологический, но и экономический характер. Европейской комиссией разработан план финансовой помощи по выводу экономики ЕС из кризиса, вызванной пандемией COVID‑19, а введение ТУР – одна из ожидаемых статей доходов (5–14 млрд евро в год в 2021–2027 гг.).
Поэтому в настоящее время важно пойти на опережение и заранее оценить возможные риски от введения ТУР. Согласно анализу экспертов BCG, среди основных отраслей, которые могут понести потери, фигурируют нефтегазовая промышленность, металлургический и горнодобывающий сектор.
Напомню, что в рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата подчеркивается, что меры по борьбе с изменениями климата не должны служить средством необоснованной дискриминации или скрытого ограничения международной торговли. В то же время многие эксперты отмечают, что введение ТУР может нарушить ряд принципов ВТО и положения РКИК ООН. Полагаем, что, так как вопрос затрагивает интересы и потребности целого ряда стран, при нахождении компромиссных решений, в первую очередь, необходимо руководствоваться нормами международного права.

Хабаровская ТЭЦ-1
Источник: «Русгидро»

При этом существует еще одно важное обстоятельство: ведущие аналитики сходятся в том, что энергопотребление в мире будет расти, и новый спрос невозможно будет обеспечить без традиционных энергоресурсов. Искусственные ограничительные меры традиционных секторов ТЭК могут снизить рентабельность и инвестиционную привлекательность отрасли, в результате появится угроза надежности энергоснабжения.
Поэтому мы уверены, что на каждом этапе энергетического перехода необходимо продолжать бесперебойное обеспечение людей и экономик энергоносителями, причем по доступной для потребителей цене. Нельзя забывать, что энергия, в первую очередь, должна служить человечеству. В этой связи введение углеродного налога не может быть инструментом недобросовестной конкуренции и тем самым ставить под угрозу энергобезопасность континента.

Экологическая политика России и отрасли ТЭК

Последствия изменения климата отнесены к вызовам в Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года, а наращивание международных усилий по реализации климатической политики и ускоренному переходу к «зеленой» экономике – к вызовам Доктрины энергетической безопасности Российской Федерации. Направление по охране окружающей среды и противодействию изменениям климата вошло в Энергетическую стратегию Российской Федерации на период до 2035 года. Таким образом, климатическая политика находится в числе приоритетов государства, и для ее координации создан ряд межведомственных рабочих групп.
На саммите лидеров по вопросам климата в апреле текущего года Президент Российской Федерации В. В. Путин еще раз подчеркнул, что от успешности усилий по вопросам изменения климата во многом зависит судьба всей нашей планеты, перспективы развития каждой страны, благополучие и качество жизни людей.
В настоящее время в России прорабатываются меры по противодействию изменению климата, которые, в первую очередь, напрямую или косвенно стимулируют сокращение антропогенных выбросов парниковых газов и способствуют повышению качества поглотителей и накопителей. Инициативы имеют как общеэкономическую, так и отраслевые направленности.
Если говорить об энергетике, то это обязательная отчетность по выбросам парниковых газов для генерации мощностью выше 500 кВт, строительство новой (ДПМ) и модернизация старой генерации (КОМмод) на оптовом рынке, а также модернизация неэффективной дизельной генерации, стимулирование снижения потерь в электро- и теплосетях, модернизация нефтеперерабатывающих мощностей, поддержка ВИЭ, запуск системы «низкоуглеродных» сертификатов.
Кроме того, проект нового комплексного плана по повышению энергоэффективности предполагает снижение энергоемкости ВВП России к 2030 году на 35 % относительно 2017 года. По мнению аналитиков МЭА, именно энергоэффективность должна будет обеспечить более 40 % сокращения выбросов парниковых газов, связанных с энергетикой.

Ленинградская АЭС
Источник: babs71.livejournal.com

По сравнению с 1990 годом в России выбросы уменьшились в два раза – с 3,1 миллиарда тонн эквивалента СО2 до 1,6 миллиарда тонн, и сейчас более 40 % нашего энергобаланса составляют безуглеродные источники энергии – атом, ГЭС и прочие ВИЭ.
Мы намерены и далее реализовывать масштабную программу экологической модернизации и повышения энергоэффективности во всех секторах экономики, обеспечивать улавливание, хранение и использование углекислого газа от всех источников.
Что касается традиционных углеводородных источников энергии в контексте климатической повестки, то самым чистым из них на сегодняшний день является природный газ, то есть его вполне можно отнести к перспективным экологичным энергоресурсам. В этой связи продолжается ввод экспортных газопроводов, а также расширяется использование газа внутри страны. К 2030 году уровень газификации регионов России должен составить почти 83 %. Кроме того, развивается инфраструктура для применения газомоторного топлива на транспорте. В результате действующей государственной программы поддержки ГМТ, суммарный объем потребления природного газа в качестве моторного топлива в 2020 г. увеличился на 10 % в годовом выражении до 1,1 млрд кубометров, а количество заправочных станций выросло на 20 % и превысило 600 единиц.
Кроме того, к настоящему времени достигнуто существенное сокращение выбросов метана как при транспортировке природного газа, так и при добыче нефти. Коэффициент полезного использования ПНГ в среднем по России увеличился с 75,5 % в 2011 г. до 81,5 % в 2019 г. В соответствии с энергостратегией, к 2035 г. утилизация ПНГ должна составить 95 %. Необходимо отметить, что повышающие коэффициенты за сжигание попутного газа в объеме, превышающем 5 %, постоянно растут (с 4,5 в 2012 г. до 100 в 2020 г.), стимулируя компании сокращать выбросы.

Чебоксарская ГЭС
Источник: «Русгидро»

Благодаря работе по выводу из эксплуатации устаревшего оборудования и модернизации действующих мощностей, в 2020 году снижение выбросов парниковых газов в атмосферу ТЭС России составило 7,5 % по сравнению с 2014 г. (среднее снижение – 2,3 % в год). Также идет внедрение технологий комбинированной генерации тепловой и электрической энергии, что позволит сократить выбросы парниковых газов в сфере теплоснабжения. Сегодня на новую модель теплоснабжения по методу «альтернативной котельной» уже перешли 17 муниципальных образований, прорабатывается вопрос о переходе на новую модель еще как минимум в 16 муниципальных образований.
Значительное внимание уделяется расширению использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Действующая программа поддержки ВИЭ, которая стартовала в 2014 году и заканчивает свое действие в 2024 году, уже продемонстрировала свою эффективность. За прошедшие 7 лет введено 2,4 ГВт ВИЭ, из них 1,2 ГВт в 2020 году (+127 % к 2019 г.). К 2024 году общий объем построенных в рамках механизма поддержки ВИЭ установленной мощности электростанций составит почти 6 ГВт. Целевые показатели объема производства и потребления электрической энергии с использованием ВИЭ (кроме гидроэлектростанций установленной мощностью более 25 МВт) зафиксированы на уровне 4,5 % к 2024 году. При этом в марте утверждена новая программа поддержки ВИЭ на период 2025–2035 годов, основная задача которой – переход созданной промышленности на полностью конкурентный режим. Также повышаются требования по локализации и введение экспортных обязательств.
Продолжается работа по модернизации промышленности, формированию перечней наилучших доступных технологий в различных отраслях, реализуем программы государственной поддержки повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии.
Атомная энергетика на сегодняшний день также рассматривается как экологически чистая и безопасная. Многие страны поступательно возвращаются к ее использованию.
В числе актуальных задач – развитие водородной энергетики, которая сегодня используется в основном в промышленности. Задача ближайшего будущего – внедрять этот вид энергоресурсов в другие отрасли, в том числе в энергетике, транспорте, технологиях хранения энергии.
В этой связи активно ведется внедрение технологий производства водорода как из природного газа, так и электролизом, а также стимулирование внутреннего спроса на водород. Отечественные компании «Газпром» и «Росатом» рассматривают возможность реализации экспортно-­ориентированных проектов производства водорода с применением технологий паровой конверсии метана и высокотемпературного электролиза на атомных электростанциях. Потенциальные объемы экспорта водорода из Российской Федерации на мировой рынок могут составить до 0,2 млн тонн в 2024 году, до 2–7 млн тонн в 2035 г. и 7,9–33,4 млн тонн в 2050 г. в зависимости от темпов развития мировой низкоуглеродной экономики и роста спроса на водород на мировом рынке.
Подчеркну, что наша страна намерена принимать все большее участие в разработке и внедрении технологий «зеленой» энергетики. При этом мы также убеждены, что для гармоничного энергетического будущего необходимо соблюдать баланс углеводородной, атомной и возобновляемой энергетики. Ископаемые источники энергии могут быть экологически нейтральными с учетом развития и применения современных технологий, сохраняя свое основное преимущество – надежность, что особенно важно в современном мире.