Министерство Энергетики

Эволюция межгосударственных энергообъединений

Сергей ПОДКОВАЛЬНИКОВ
Заведующий отделом Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева, д. т. н., ведущий научный сотрудник
e-mail: spodkovalnikov@isem.irk.ru

Людмила ЧУДИНОВА
Старший научный сотрудник Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева, к. т. н.
e-mail: chudinova@isem.irk.ru

Введение

Формирование межгосударственных электрических связей, энергообъединений и рынков (МГЭС, МГЭО, МГЭР) является глобальным интеграционным процессом, который протекает в различных странах и регионах мира уже в течение столетия. Созданы многочисленные МГЭС и мощные МГЭО в Америке и Европе. Происходит их активное формирование в Юго-­Восточной Азии и отдельных регионах Африки, исследуются перспективы развития МГЭС и создания МГЭО в Южной и Северо-­Восточной Азии (СВА) [1]. На концептуальном уровне рассматриваются перспективы создания глобального энергообъединения [2].
Интеграция дает такие эффекты, как: а) снижение потребности в установленных генерирующих мощностях за счет разновременности максимумов нагрузки (как в суточном, так и в годовом разрезе) в разных странах и регионах; б) снижение расходов топлива и топливных затрат путём оптимизации загрузки энергооборудования в рамках всего энергообъединения; в) повышение надежности объединяемых ЭЭС за счёт улучшения условий взаиморезервирования; г) расширение возможностей вовлечения в энергобалансы разных стран источников возобновляемой (гидравлической, ветровой, солнечной) энергии; д) расширение электроэнергетических рынков и интенсификация торговли электроэнергией между странами и получение доходов от торговли электроэнергией; е) возможность строительства более мощных электростанций с более крупными агрегатами (блоками), что остаётся по-прежнему актуальными, несмотря на получившую широкое распространение тенденцию развития распределённой генерации; ж) экологические, социальные и другие эффекты.
Несмотря на это, создание МГЭС и МГЭО сталкивается с определенными проблемами. Среди них может быть низкий начальный уровень развития МГЭС (что, в частности, характерно для региона Северо-­Восточной Азии), высокая стоимость МГЭС, снижение энергетической безопасности стран-­импортеров электроэнергии, политическая напряженность между отдельными странами и некоторые другие. Однако, эти препятствия преодолеваются совместными усилиями заинтересованных сторон и стран.
России, занимающей значительную часть Евразии, геополитически предопределено взаимодействовать с соседними странами по периметру ее протяженных границ, в том числе в области электроэнергетики. Поэтому международный опыт в данной области, который анализируется и обобщается в данной статье, является полезным при формировании внешней электроэнергетической политики России.

Глобальная европейская интеграция предполагает объединение транспортных и энергетических систем
Источник: hirvilag.hu

Европа

В Европе первые МГЭС появились ещё в начале XX века. Так, в 1906 г. были реализованы электрические связи между Швейцарией, Францией и Италией [3]. В 1951 г. было создано крупнейшее на тот момент в Европе МГЭО UCPTE (Union for the Coordination of Production and Transport of Electricity – Союз по координации производства и передачи электроэнергии), объединявшее электроэнергетические системы (ЭЭС) Австрии, Бельгии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Франции, ФРГ, Швейцарии. В 1961 г. было сформировано МГЭО UFIPTE (Union franco-­ibérique pour la coordination de la production et du transport d’électricité – Франко-­иберийский союз по координации производства и передачи электроэнергии), куда вошли ЭЭС Франции, Испании, Португалии. В 1963 г. было образовано МГЭО Nordel, включавшее энергосистемы скандинавских стран – Норвегии, Дании, Финляндии, Швеции. МГЭО SUDEL (South East European Interconnected System – Южный союз) объединяло ЭЭС Австрии, Греции, Италии, Югославии. Энергообъединение социалистических стран МИР, охватывавшее территорию Евразии, не являлось собственно европейским, поэтому будет рассмотрено отдельно.
В ходе дальнейших интеграционных процессов к концу девяностых годов в Европе фактически осталось два МГЭО – UCPTE, которое присоединило к себе UFIPTE и SUDEL, а также Nordel, которое осталось в прежнем составе. В 1999 г. UCPTE было преобразовано в UCTE (Union for the Co-ordination of Transmission of Electricity – Союз по координации передачи электроэнергии). Как видно, UCTE лишился функций по координации производства электроэнергии. По-видимому, это объясняется тем, что в Европе в то время развивались процессы рыночных преобразований в электроэнергетике. В сектор генерации внедрялись рыночные механизмы. Предполагалось, что рыночный баланс спроса и предложения будет определять необходимые объемы производства электроэнергии генерирующими компаниями. В то же время электрические сети оставались естественной монополией, поэтому у UCTE сохранились функции координации и регулирования передачи электроэнергии.
В 1992 г. в Европе появилось еще одно новое энергообъединение CENTREL, включавшее ЭЭС стран Восточной Европы (Польши, Венгрии, Чехии, Словакии, Восточной Германии), которые с распадом СССР вышли из энергосистемы МИР и сформировали собственное МГЭО. В 1995 г. оно было включено на параллельную работу с UCPTE, а в 1999 г. вошло в состав UCTE.
В 2009 г. все указанные выше МГЭО соединились в единое объединение ENTSO-E (European Network of Transmission System Operators for Electricity – Европейская ассоциация сетевых и системных операторов), включающее более сорока сетевых и системных операторов из 35 европейских стран. Как видно, единого сетевого и системного оператора в Европейском МГЭО нет. Данное энергообъединение не синхронизировано. В нем имеется пять синхронных зон, объединенных на совместную работу передачами и вставками постоянного тока (ППТ и ВПТ). Зоны включают континентальную Европу, Скандинавию, Великобританию, Ирландию и Северную Ирландию, Прибалтику.
Системообразующие электрические сети, в том числе межгосударственные, в основном выполнены на напряжение 380–400 кВ переменного тока [4]. Развиты линии постоянного тока напряжением до ±450–500 кВ, в основном для связи синхронных зон, в частности континентальной Европы, с одной стороны, и Скандинавии и Великобритании с другой. Основные показатели данного энергообъединения приведены в таблице 1 [5].

Таблица 1. Основные показатели МГЭО ENTSO-E, 2018 г.
Источник: European Network of Transmission System Operators for Electricity

Наряду с общеевропейским интеграционным процессом, имеет место и субрегиональная электроэнергетическая интеграция. Так, реализуется проект так называемого Балтийского энергокольца (Baltic Sea Ring – BSR), предусматривающий соединение межгосударственными электропередачами 11 стран: Нидерланды, Германию, Польшу, Россию, Беларусь, Эстонию, Литву, Латвию, Швецию, Финляндию и Данию [6]. Данный проект развивается, начиная с 1998 г., когда электроэнергетическими компаниями из этих стран был создан Международный комитет по сотрудничеству стран Балтийского региона БАЛТРЕЛ (BALTREL – Baltic Ring Electricity Co-operation Committee). К настоящему времени Балтийское энергокольцо уже в значительной степени сформировано.
Подписание в 2004 г. системными операторами России, Украины, Грузии, Молдовы, Армении, Болгарии, Румынии, Турции меморандума о взаимопонимании дало старт проекту планирования систем электропередачи в регионе Черного моря (Black Sea Regional Transmission Planning Project – BSRTP) [7]. Проект иначе называют Черноморским энергокольцом. В разработке проекта активное участие приняла Энергетическая ассоциация США (USEA). Данный проект выходит за рамки Европы и охватывает также территорию Малой Азии, что фактически делает его межконтинентальным. Несмотря на значительный период времени, прошедший с запуска проекта, он так и не вышел на этап реализации из-за политических разногласий между отдельными странами региона.
Следующий интеграционный проект создания Средиземноморского энергокольца (Mediterranean Electricity Ring – MEDRING) тоже выходит собственно за европейские рамки. Он охватывает страны Северной Африки, Малой Азии и Ближнего Востока [8, 9] и является межрегиональным и межконтинентальным. Всего в MEDRING входят 22 страны трех континентов. Цель проекта – повысить энергобезопасность региона за счет интенсификации обмена перетоками электроэнергии с низкой стоимостью между странами, диверсификации структуры энергоисточников, более широкого вовлечения в электроэнергетические балансы ВИЭ и прочее. Предполагается, что создание Средиземноморского энергокольца позволит образовать инфраструктуру одноименного электроэнергетического рынка (Mediterranean Power Pool – MPP) [10]. Следует отметить, что реализацию проекта осложняет политическая ситуация на Ближнем Востоке.
В странах Европы происходит развитие национальных электроэнергетических рынков. Причем имеется тенденция к их открытию для участников из соседних стран, интеграции и созданию общеевропейского ЭЭР.
Электроэнергетическая интеграция в Европе выходит на новый уровень. Намечается формирование европейского суперэнергообъединения на базе ВИЭ, включая ветровые энергоисточники, размещаемые в Северном, Балтийском и Норвежском морях, гидроэнергоресурсы Исландии, и с привлечением ресурсов солнечной энергии Северной Африки [11]. Для тесной интеграции указанных источников и МГЭО Европы предполагается создание мощной электросетевой инфраструктуры постоянного тока высокого напряжения.
Электроэнергетическая интеграция в Европе во всех её аспектах (техническом, экономическом, экологическом, рыночном) фактически является направляемым и регулируемым соответствующими общеевропейскими структурами процессом, развивающимся в интересах всего Евросоюза.

Америка

В Северной Америке первая МГЭС появилась между США и Канадой в 1901 г. Она служила для передачи электроэнергии от гидростанции на канадской стороне Ниагарского водопада потребителям штата Нью-­Йорк [1, 12]. Вообще, нужно отметить, что сооружение ГЭС в Канаде послужило основным фактором, способствующим созданию межгосударственных электрических связей и объединений в Северной Америке (СА). В Канаде шло интенсивное строительство ГЭС не только для покрытия собственных потребностей в электроэнергии, но и для поставок её на экспорт в США.
Ещё один фактор, стимулирующий электроэнергетическую интеграцию Канады и США, это разносезонность наступления годовых максимумов электрической нагрузки в этих странах (в Канаде – зимой, в США – преимущественно летом). Это обусловлено природно-­климатическими (высокими летними температурами в США) и социально-­экономическими (развитием кондиционирования, приведшим к сдвигу годового максимума нагрузки в США на лето) причинами. Как показывают расчеты [1], объединение ЭЭС с зимним и летним максимумами нагрузки приводит к значительному мощностному системному эффекту (снижению потребности в установленных мощностях и затрат на их ввод и функционирование), а его реализация требует реверсивных сезонных обменов электроэнергией по МГЭС между США и Канадой.
В 1905 г., на юге Северной Америки появилась МГЭС, связывающая США и Мексику [1]. Сейчас в Северной Америке сформированы одни из крупнейших в мире МГЭО. Прежде всего, это Восточное энергообъединение, включающее восточные штаты США и провинции Канады, и Западное, в составе западных штатов США и провинций Канады, а также Мексики.
Основные показатели данных МГЭО представлены в таблице 2. Как видно, Восточное Северо-­Американское МГЭО по показателям мощности и выработки электроэнергии фактически аналогично Европейскому. В Северо-­Американских МГЭО создана разветвленная мощная электросетевая инфраструктура переменного тока высокого напряжения до 765 кВ включительно, а также изобилуют линии и вставки постоянного тока, обеспечивающие стабильную несинхронную связь между очень крупными синхронными зонами, что повышает управляемость и надежность энергообъединения в целом.
Формирование ЭЭР в странах региона также наложило отпечаток на межгосударственные обмены мощностью, интенсифицируя их [16]. В то же время, различный уровень дерегулирования электроэнергетики в Северной Америке (при появлении конкурентных рынков электроэнергии и мощности, там сохранились и регулируемые вертикально-­интегрированные компании) не стал препятствием для электроэнергетической интеграции в регионе.

Таблица 2. Основные показатели Северо-­Американских МГЭО, 2018 г.
Источник: [13–15]

Межгосударственная торговля на континенте регламентируется Североамериканским соглашением о свободной торговле (NAFTA – North American Free Trade Agreement) [16].
Намечается дальнейшее развитие Восточного МГЭО, особенно в части использования возобновляемых энергоресурсов. Так, планируется масштабное развитие офшорной ветровой генерации вдоль восточного побережья США от штата Нью-­Джерси до Виргинии (проект «Атлантический ветер») с соответствующим развитием электрической сети постоянного тока для сбора вырабатываемой ветроустановками электроэнергии и передачи ее на берег потребителям [17]. Данный проект в перспективе может стать важным элементом общеамериканского суперэнергообъединения, а в более отдаленной перспективе и глобального энерго­объединения.
Процесс развития МГЭС и формирования МГЭО активно идет в Южной Америке. В значительной степени он стимулируется созданием крупных межгосударственных гидроэнергетических объектов (таких, например, как ГЭС «Итайпу» и др.). Происходит развитие и других возобновляемых источников энергии (солнечных, ветровых, геотермальных) для использования их в рамках МГЭО.
Энергосистема Бразилии является крупнейшей в Южной Америке. Эта страна (совместно с соседними) имеет весьма значительный гидроэнергопотенциал. Поэтому развитие бразильской национальной энергосистемы и, в частности гидроэнергетических проектов, в существенной степени будет определять перспективы развития МГЭО Южной Америки в целом.
В МГЭО Южной Америки функционируют электрические сети переменного тока напряжением до 750 кВ включительно и линии и вставки постоянного тока напряжением до ±600 кВ. ЭЭС Аргентины, Чили, Уругвая, Парагвая, Боливии имеют частоту электрического тока 50 Гц. Остальные национальные ЭЭС в регионе работают с частотой 60 Гц. Это определяет физико-­техническую необходимость использования ППТ и ВПТ при соединении национальных энергосистем Южной Америки с разной частотой.
В настоящее время МГЭО стран континента пока еще недостаточно интегрировано. Однако, его основные контуры уже просматриваются, и можно говорить о межгосударственном энергообъединении в данном регионе, как таковом. В таблице 3 приводятся основные показатели МГЭО ЮА.

Таблица 3. Основные показатели МГЭО Южной Америки, 2018 г.
Источник: [18]

Следует отметить, что, наряду с созданием и усилением электрических связей между странами Южной Америки, также происходит развитие системы межгосударственных газопроводов [19]. Таким образом, имеет место комплексное межгосударственное сотрудничество в области энергетики. Для его координации между странами в регионе с 1973 г. действует организация OLADE (Organizaciόn Latinoamericana de Energía – Латиноамериканская энергетическая организация), которая также охватывает и Центральную Америку [20].
Хотя в Центральной Америке находятся одни из самых бедных стран мира, тем не менее, процесс электроэнергетической интеграции активно протекает и в этом регионе. Регион включает в себя семь стран с общим населением около 40 млн человек (Гватемалу, Сальвадор, Гондурас, Коста-­Рику, Никарагуа, Панаму и Белиз ). В структуре генерации этих стран преобладает гидроэнергетика [21].
Еще одним фактором, стимулирующим электроэнергетическую интеграцию в регионе, является различие режимов электропотребления. Так, суточные максимумы нагрузки в разных странах приходятся на разные часы. Кроме того, различаются даже сезоны наступления годовых максимумов. В Никарагуа годовой максимум нагрузки приходится на весну, а в Гватемале – на лето [22].
В данном регионе формируется МГЭО SIEPAC (Sistema de Interconexión Eléctrica de los Países de América Central – Энергообъединение стран Центральной Америки). Проект SIEPAC направлен на преодоление ограничений, связанных с недостаточным объемом и низкой эффективностью региональной торговли, что вызвано небольшими размерами и ограниченной взаимосвязью национальных энергосистем, приводящих к их фрагментации на региональном уровне. В таблице 4 представлены основные энергетические показатели данного МГЭО.

Таблица 4. Основные показатели МГЭО Центральной Америки, 2018 г
Источник: [24]

Обсуждение концепции регионального МГЭО правительствами стран Центральной Америки при поддержке правительства Испании и испанской энергокомпании Endesa началось ещё в 1987 году. Было разработано межправительственное рамочное соглашение, обеспечившее основу для проекта интеграции. В 1989 году официально учрежден Совет по электрификации Центральной Америки (Consejo de Electrificación de América Central – CEAC). В качестве органа регионального планирования CEAC играет ключевую роль в надзоре за развитием и координации деятельности институтов SIEPAC [22, 23].
Для скоординированного оперативного управления ЭЭС региона создан межгосударственный диспетчерский центр.
Электросетевая инфраструктура SIE­PAC, выполненная на переменном токе, создает условия для повышения эффективности использования гидроэнергетических ресурсов региона, а также для строительства более эффективных крупных тепловых электростанций. Магистральная линия позволит вести торговлю электроэнергией с Мексикой. Возможна организация торговли электроэнергией и с Колумбией, когда будет построена линия электропередачи для связи с ЭЭС этой страны.
Реформы и развитие рынка электроэнергии в странах Центральной Америки продвигаются с различной скоростью. В результате, регион характеризуется неравномерным развитием ЭЭР, но это не является препятствием для стран Центральной Америки к их электроэнергетической интеграции.
Следует отметить, что МГЭО региона выступает своего рода связующим звеном между энергообъединениями Северной и Южной Америки. В результате уже сейчас можно говорить о формировании контуров будущего общеамериканского суперэнергообъединения.

Африка

Процессы интеграции национальных энергосистем также протекают в Африке. МГЭС здесь впервые появились в 50‑е годы, связав Алжир и Тунис ЛЭП 220 кВ для обмена электроэнергией в аварийных ситуациях [1]. Этим было положено начало формирования Северо-­Африканского МГЭО COMELEC (Comité Maghrébin de L’Electricité – Магрибский электроэнергетический комитет), которое затем вошло в интеграционный проект Средиземноморского энергокольца.
Сейчас в Африке сформировано несколько межгосударственных энергообъединений. Однако в основном это относительно небольшие МГЭО, поскольку электроэнергетика в большинстве африканских стран слабо развита. Наиболее крупными МГЭО на этом континенте являются Южное и Восточное.
Южное межгосударственное энергообъединение является крупнейшим на континенте, хотя по сравнению с Европейским и Американскими МГЭО оно совсем невелико. Оно было образовано в 1995 г. по инициативе Южно-африканской экономической организации (Southern African Development Community – SADC) с целью объединения энергосистем стран региона для повышения надежности, эффективности, гибкости производства и поставок электроэнергии и формирования регионального электроэнергетического рынка [26, 28]. В 2009 г. в рамках МГЭО был введен рынок на сутки вперед. Также в рамках всего энергообъединения ведется работа по планированию развития генерирующих мощностей и электрических сетей.

Таблица 5. Основные показатели Африканских МГЭО, 2018 г.
Источник: [25–27]

Ведущую роль в нем играет национальная система ЮАР, составляя три четверти от установленной мощности МГЭО. В этой стране функционирует единственная на континенте АЭС мощностью около 2 ГВт. Также ЮАР является безусловным лидером по обмену перетоками мощности и электроэнергии с другими странами, входящими в энергообъединение, выступая, таким образом, драйвером интеграционного процесса в регионе. Ожидается, что в перспективе ситуация с доминированием ЮАР в генерации электроэнергии, также как в электропотреблении и обменах ею с соседними странами в МГЭО сохранится.
Демократическая Республика Конго обладает весьма значительными запасами гидроэнергоресурсов, которые могут быть вовлечены в электроэнергетические балансы как Южного, так и других энергообъединений Африки, стимулируя создание новых МГЭС и расширение МГЭО на континенте.
Восточно-­Африканское МГЭО было создано в 2005 г. с целью оптимизации использования энергоресурсов, имеющихся в регионе, интенсификации обмена мощностью и электроэнергией между странами региона, снижения затрат на производство электроэнергии, обеспечения эффективной координации участвующих субъектов по производству и передаче электроэнергии и мощности [28, 29]. В рамках МГЭО также создан рынок на сутки вперед. Развитие генерирующих мощностей и электрических сетей МГЭО стимулируется существенным ростом электропотребления, который, как ожидается, составит 100 % за предстоящие десять лет. Причем это развитие осуществляется оптимальным образом с обеспечением минимума затрат в рамках всего МГЭО.
Восточно-­Африканское МГЭО, также как в большинстве случаев, формировалось и развивалось под эгидой общеэкономической региональной организации, называемой сообществом Восточной Африки (East Africa Community – EAC). Данное энергообъединение меньше Южно-­Африканского, и доминирующая роль в нем принадлежит Египту. Эта страна имеет установленную мощность электростанций, составляющую несколько более 60 % и электропотребление порядка двух третей от всего МГЭО.
Следует отметить, что Демократическая Республика Конго одновременно входит в Южное и частично в Восточное МГЭО, имея МГЭС с каждым из них. Кроме того, Ливия, являясь членом энергообъединения COMELEC, также присоединилась к МГЭО Восточной Африки. Фактически это означает, что на этом континенте уже идет процесс межрегиональной электроэнергетической интеграции, когда формируются электрические связи между отдельными МГЭО, намечая контуры континентального энергообъединения. В качестве МГЭС в Южно-­Африканских МГЭО в основном используются ЛЭП переменного тока, хотя имеются и передачи постоянного тока.

Первое энергообъединение США и Канады для поставок электроэнергии от ГЭС на канадской стороне Ниагарского водопада в Нью-Йорк
Источник: maps.spravka-region.ru

В целом Африканские МГЭО пока еще не вышли на тот уровень развития, который достигнут в Европейском и Американском энергообъединениях. Это зависит не столько от самой электроэнергетики и ЭЭС, сколько от развития экономики, промышленности, сферы услуг страны в целом; а в большинстве стран Африки социально-­экономические показатели находятся на очень низком уровне. Тем не менее, в перспективе намечается последовательное развитие и интеграция МГЭО с выходом на формирование континентального африканского суперэнергообъединения. Немаловажную роль в этом призваны сыграть проекты освоения возобновляемых энергоресурсов Африки, в том числе гидроэнергетических (проект ГЭС «Гранд Инга»), а также солнечных энергоресурсов зоны Сахары для передачи вырабатываемой электроэнергии в страны Западной Европы.

Азия

В Азиатском регионе на том или ином уровне развития находятся МГЭО Центральной, Южной, Юго-­Восточной и Северо-­Восточной Азии.
Наиболее развитым в настоящее время является МГЭО Юго-­Восточной Азии. Это энергообъединение охватывает страны АСЕАН (ASEAN – Association of Southeast Asian Nations) [30]. Оно является относительно крупным, существенно превосходящим африкан­ские и приближающимся к Южно-­Американ­скому МГЭО.
Идея создания и концепция МГЭО в регионе продвигалась и поддерживалась на уровне ассоциации АСЕАН. В 1999 г. в рамках этой организации был создан Энергетический центр для выработки инновационных решений. Он также является базой данных по энергетике в АСЕАН и способствует обмену энергетической информацией, знаниями и технологиями.

Таблица 6. Основные показатели МГЭО Юго-­Восточной Азии, 2018 г.
Источник: [26]

В 2007 г. странами-­участницами АСЕАН был подписан меморандум о взаимопонимании по формированию МГЭО в Юго-­Восточной Азии и развитию торговли электроэнергией. Предусматривалась поэтапная реализация проекта объединения. На первых этапах предполагалась двусторонняя торговля электроэнергией, а на финальной стадии – многосторонняя торговля [30].
В настоящее время создана электросетевая инфраструктура из шестнадцати МГЭС общей пропускной способностью 23,3 ГВт [30, 31]. В значительной степени это электрические связи постоянного тока.
Поскольку значительная часть стран региона расположена на островах, то для соединения их национальных энергосистем используются подводные кабели постоянного тока. При всей дороговизне такого способа объединения, он признается в данном случае эффективным. Это означает, что выгоды, получаемые от интеграции ЭЭС превосходят затраты на прокладку кабелей.
Процесс электроэнергетической интеграции идёт и в других субрегионах Азии. В частности активно формируется Южно-­Азиатское МГЭО (SAARC – South Asian Association for Regional Cooperation) [32, 33]. Продолжает развиваться Центрально-­Азиатское (CAPS – Central Asian Power System) МГЭО совместно с проектом CASAREM (Central Asia South Asia Regional Electricity Market) [34–36]. Проводятся исследования Восточно-­Азиатского (NEAREST – North East Asia Regional Electric System Ties) МГЭО совместно с проектом «Гобитэк» [1, 36–42]. Данный процесс получил поддержку комиссии ООН по социально-­экономическому развитию стран Азиатско-­Тихоокеанского региона (ЭСКАТО ООН). В перспективе речь идет о формировании азиатского суперэнергообъединения [38], включающего в себя перечисленные выше субрегиональные МГЭО.
Следует отметить, что наряду с интеграционными процессами, протекающими в различных субрегионах Азии, имеет место и межрегиональная электроэнергетическая интеграция. Так, рассматривается идея Каспийского энергокольца, предполагающего соединение межгосударственными электропередачами стран Центральной и Южной Азии, Ближнего Востока, Кавказа и России [38]. Данный проект фактически выступает связующим звеном между МГЭО Азии и Европы, закладывая основу для формирования Евразийского МГЭО.

Постсоветское пространство

Начало интеграции электроэнергетических систем СССР и социалистических стран Восточной Европы фактически было положено в 1959 г., когда комиссией по обмену электроэнергией и комплексному использованию гидроэнергоресурсов р. Дунай, функционировавшей в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), был подготовлен и утвержден доклад по объединению ЭЭС стран-­членов СЭВ и взаимной передаче электроэнергии [42]. В докладе были сформулированы конкретные предложения по объединению национальных энергосистем, которые вскоре стали реализовываться. Так, в 1960 г. были построены первые ЛЭП 220 кВ для объединения ЭЭС ГДР, Польши, Чехословакии и Венгрии. В 1962 г. для экспорта электроэнергии из СССР в Венгрию и Польшу были введены в эксплуатацию линии напряжением 220 кВ. В том же году было подписано соглашение о создании в Праге Центрального диспетчерского управления энергообъединения стран Восточной Европы и СССР, получившего название МИР.
В дальнейшем продолжалось укрепление межгосударственной электросетевой инфраструктуры этого энергообъединения. В 1963 г. по линии 220 кВ была подключена к энергообъединению ЭЭС Румынии. Затем были построены ЛЭП 220 кВ «Румыния – Болгария» (1967 г.) и «СССР – МНР (Монгольская Народная Республика)» (1974 г.). В 1978 г. была введена в строй ЛЭП 750 кВ «СССР – Венгрия», а в начале 1980‑х годов линии того же класса напряжения связали СССР с Польшей и Болгарией.
Первоначально, параллельно с ЭЭС стран Восточной Европы работала только Львовская энергосистема Советского Союза. В 1979 г. на параллельную работу с ними подключилась уже вся ЕЭС СССР, с которой синхронно работала Центральная ЭЭС Монголии [43]. В результате МГЭО МИР охватило территорию от Улан-­Батора на востоке до Эрфурта на западе и стало тогда крупнейшим на планете, имея установленную мощность электростанций более 400 ГВт.
С распадом СССР и СЭВ энергообъединение МИР также прекратило свое существование. Как отмечалось ранее, восточно-­европейские страны ушли в западно-­европейское МГЭО. ЕЭС СССР превратилась в межгосударственное энергообъединение, включающее страны – бывшие советские республики, получившее название ОЭС/ЕЭС.

Таблица 7. Основные показатели МГЭО ОЭС/ЕЭС, 2018 г.
Источник: [5, 44–47]

МГЭО ОЭС/ЕЭС в его современном состоянии является слабо интегрированным. Обмены электроэнергией, характеризующие степень интеграции и реализацию системных эффектов при объединении ЭЭС, снизились между странами – бывшими республиками за период с 1990 года по настоящее время примерно в четыре раза [48]. Однако, потенциал для их роста, безусловно, остался.
В настоящее время в МГЭО ОЭС/ЕЭС реализуются некоторые системные эффекты [39]. Так, Беларусь увеличивает импорт электроэнергии из России и других близлежащих стран постсоветского пространства. В результате минимизируются тарифы на электроэнергию для белорусских потребителей. Благодаря импорту электроэнергии, у страны появляется возможность снижения своего ремонтного резерва. Россия получает выгоды от экспорта электроэнергии в Беларусь.
Регулирование суточного графика нагрузки в Европейской части России за счет водохранилищ гидроэлектростанций ОЭС Сибири идет с использованием сетей Северного Казахстана. Казахстан при этом получает средства за транзит.
В странах Центральной Азии совместно используются гидроэнергоресурсы Таджикистана и Кыргызстана, при этом происходит минимизация тарифов для потребителей. Но в связи с определёнными трениями между странами Центральной Азии, он реализуется далеко не полностью.
Ожидается, что в конечном счете дезинтеграционная тенденция в электроэнергетике постсоветского пространства сменится на интеграционную, в рамках происходящих глобальных трендов.

Энергообъединение систем России и Казахстана, Оренбургская область, Россия
Источник: ural56.ru

Заключение

Электроэнергетическая интеграция является всеобщим глобальным процессом, протекающим во всех регионах мира и охватывающим как развитые страны Европы и Северной Америки, так и беднейшие страны Центральной Америки и Африки. Несмотря на рост распределённой генерации, данный процесс продолжает развиваться, и наблюдается переход от формирования отдельных региональных МГЭО к созданию межрегиональных и континентальных межгосударственных суперэнергообъединений. Начинают просматриваться контуры первых межконтинентальных энергообъединений, и исследуется концепция глобального МГЭО.
Формирование МГЭО происходит постепенно, начиная с отдельных МГЭС и двусторонней торговли электроэнергией, переходя к многосторонним отношениям между участвующими субъектами, по мере развития электросетевой инфраструктуры.
Вовлечение в электроэнергетические балансы возобновляемых энергоресурсов, различные режимы электропотребления в разных странах региона, улучшение использования имеющихся генерирующих мощностей, взаимопомощь аварийными перетоками и прочее – выступают катализатором развития МГЭС и формирования МГЭО.
Для оперативного управления МГЭО не обязательно создание единого диспетчерского центра. Достаточно горизонтальной координации действий системных операторов субрегиональных энергообъединений. Но в небольших МГЭО возможно и полезно создание единого диспетчерского центра. При управлении развитием, особенно на этапе формирования МГЭО, целесообразно и эффективно создание наднациональных структур, координирующих решения по его развитию в общерегиональном масштабе.
Межгосударственная электроэнергетическая интеграция протекает, как правило, совместно с формированием других энергетических связей, обеспечивающих торговлю топливно-­энергетическими ресурсами между странами.
Для реализации МГЭС используются линии переменного и линии вставки постоянного тока. Причем, во многих случаях, для улучшения управляемости и надежности сложных МГЭО или там, где физически невозможно использование технологии переменного тока (при соединении ЭЭС с разной частотой электрического тока, преодоление протяжённых водных преград), используются ВПТ и ППТ. Политические разногласия между странами тормозят и осложняют развитие электроэнергетической интеграции, как и другие межгосударственные интеграционные процессы.
Различная скорость реформирования электроэнергетики и создание разных форм национальных ЭЭР не создают серьёзных препятствий для электроэнергетической интеграции.
Россия вовлечена в глобальный процесс электроэнергетической интеграции практически по всему периметру своих национальных границ, реализуя системные интеграционные эффекты совместно с близлежащими странами. При этом в ряде случаев происходит процесс электроэнергетической дезинтеграции (с Украиной и странами Балтии), имеющий в своей основе сугубо политические причины. В то же время, в Северо-­Восточной Азии процесс электроэнергетической интеграции набирает силу, охватывая страны региона, в том числе Россию.