Министерство Энергетики

И. Артемьев. Сейчас экономика поставок нефтепродуктов идет в обычном русле

Игорь Артемьев
Руководитель ФАС России

Ограничения, введенные из-за пандемии коронавируса, сильно ударили по топливному рынку. Весной 2020 года цены на нефть упали до 10–15 долларов за барелль, транспортная активность населения снизилась до минимальных значений. Компании вынуждены были останавливать нефтеперерабатывающие заводы на внеплановые ремонты, чтобы не допустить их полного закрытия. Тем не менее, цены на топливо российских АЗС остались на докризисно высоких значениях. Как российский топливный рынок пережил пандемию, насколько сильно пострадали независимые АЗС, какие меры были предприняты правительством для поддержания отрасли, какая ситуация складывается на Дальнем Востоке и как идет процесс восстановления спроса на нефтепродукты, – рассказал глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев в интервью журналу «Энергетическая политика».

– Как рынок топлива пережил эпидемию коронавирусной инфекции, из-за которой спрос на топливо резко упал в марте-мае, и начал также резко расти в июне-августе? Были ли проблемы с недостатком топлива, когда НПЗ не успевали поставить нужные объемы в нужный срок?
– Действительно, эпидемия коронавирусной инфекции и меры, направленные на ограничение ее распространения (в том числе введение режима самоизоляции), привели к дисбалансу спроса и предложения моторного топлива на рынке. Возникли резкие колебания цен в оптовом и мелкооптовом сегменте.
Для поддержки нефтяной отрасли и обеспечения энергетической безопасности страны правительство России реализовало ряд мер. Это – временное сокращение нормативов биржевых продаж моторного топлива, временный запрет импорта, что позволило в определенной степени стабилизировать ситуацию.
Нефтяные компании в целях недопущения затоваривания резервуаров и полной остановки производства нефтепродуктов были вынуждены сократить производство, в том числе путем проведения профилактических, внеплановых работ на заводах.
После отмены режима самоизоляции спрос восстановился одномоментно до 90 % от допандемического уровня. В этих условиях предложение топлива в коротком промежутке времени не поспевало за спросом. Вследствие, в мае 2020 года начался рост цен, который уже в июне 2020 года замедлился, когда был профицитный баланс производства и реализации топлива на внутреннем рынке.
В настоящее время экономика поставок нефтепродуктов на внутренний рынок и экспорт выровнялась.
– Как образовался диспаритет розничных и оптовых цен на топливо на внутреннем рынке в целом по России в последние месяцы лета? Удалось ли решить эту проблему?
– На фоне сильной волатильности цен в оптовом и мелкооптовом сегменте, вызванных эпидемией коронавирусной инфекции, розничная цена изменялась в пределах инфляции, без ­каких-либо ценовых скачков. Из-за такой разнонаправленной динамики во всех сегментах рынка нефтепродуктов в краткосрочный период образовался диспаритет между розничными и оптовыми ценами. В целях стабилизации ситуации мы в ежедневном режиме на основе получаемых данных из разных источников, в том числе от наших территориальных управлений, в рамках заседаний Биржевого комитета при ФАС, Штаба при Минэнерго вырабатывали рекомендации и принимали решения по наращиванию предложения нефтепродуктов на должном уровне. И эта работа принесла свои положительные результаты.
– Как этот период прошли ВИНКи и независимые АЗС? Были ли претензии к работе крупных нефтегазовых компаний, которые балансировали между падением спроса на нефть, закрытием НПЗ на ремонты, социальной функцией топливного обеспечения и необходимостью сохранения экономически эффективной работы, выгодностью поставок топлива на экспорт и т. д.?
– Конечно, этот период отразился на всех субъектах рынка. Мы ведем постоянный мониторинг текущей ситуации на рынке нефтепродуктов, взаимодействуем с федеральными органами исполнительной власти и ведем диалог с крупными компаниями, биржевыми площадками, экспертными организациями и независимыми участниками рынка нефтепродуктов. Необходимые решения, как я уже говорил, максимально оперативно принимались для удержания ситуации в контролируемой зоне. И, мне кажется, нам это удалось. Принятые меры позволили стабилизировать цены на топливо в оптовом сегменте. Что в итоге также сдержало рост розничных цен.

В марте-апреле транспортная активность снизилась до минимума
Источник: hansenn / Depositphotos.com

– Насколько тяжелой оказалась ситуация для независимых АЗС? Обоснованы ли были жалобы РТС? Много ли независимых сетей ушло с рынка? Как это отразилось на топливном обеспечении регионов, где не присутствуют ВИНК? Достаточно ли для этого сегмента оказалось мер, предложенных ФАС и Минэнерго (увеличение объемов продаж на бирже, предложения о нормативах продаж для недоминантов, запрет на импорт)? Как в дальнейшем будет развиваться рынок независимых АЗС?
– Для независимых сетей АЗС 2020 год стал испытанием на прочность и профессионализм. В 2019 году и в период резкого снижения оптовых цен маржинальная доходность сетей АЗС находилась на достаточно премиальном уровне, что позволило независимым участникам рынка накопить запас прочности, в том числе заполнить все нефтебазы и нефтехранилища топливом, приобретенным в комфортных для рынка ценовых условиях. В период резкого роста оптовых цен эта «подушка безопасности» сработала и позволила им восполнить соответствующие потери.
Необходимость увеличения нормативов продаж на бирже нефтепродуктов мы обсуждаем давно. Сейчас мы пришли к единому мнению с коллегами из Минэнерго о поступательном их повышении, но с обязательным распространением на всех участников рынка и введением четких критериев регулярности и равномерности. Все это призвано обеспечить достаточное предложение топлива на бирже, сгладить колебание цен на торгах, сдержать рост цен, предотвратить ажиотажный спрос на рынке нефтепродуктов. Отмечу, что ­каких-либо предпосылок для дефицита топлива в стране не имеется.
В настоящее время ФАС ведет работу по созданию нового Национального плана по развитию конкуренции в Российской Федерации на 2021–2025 годы. В нем предусмотрены мероприятия, направленные на развитие срочного рынка и рынка производными финансовыми инструментами.
Этот инструмент позволяет покупать топливо не только на предстоящий месяц, но и заблаговременно, скажем, за 2–3 месяца или на полгода вперед. Тем самым хеджировать риски и сократить потери от колебаний цен на нефтепродукты.

ФАС работает над новым Национальным планом по развитию конкуренции на 2021–2025 гг. В нем предусмотрено развитие срочного рынка и рынка производными финансовыми инструментами

– Кризис на рынке весной-­летом снова обострил проблему обеспечения топливом Дальнего Востока России. В чем причина столь высоких цен на территории всего региона (не только, например, на Камчатке, но и в Хабаровском крае, где есть НПЗ)? Насколько необходим новый НПЗ, например ВНХК, в этом регионе и поможет ли он решить проблемы завышенных цен? Почему так и не заработал дальневосточный режим демпфера?
– Дальневосточный рынок нефтепродуктов имеет определенные особенности по сравнению с другими федеральными округами.
Основные крупнооптовые поставки нефтепродуктов на территорию ДФО осуществляются с четырех нефтеперерабатывающих заводов. Два НПЗ находятся непосредственно в ДФО. Это Комсомольский НПЗ, принадлежащий «Роснефти», и Хабаровский НПЗ, принадлежащий ННК. Есть еще два НПЗ в других регионах – Ангарский и Ачинский – оба также принадлежат «Роснефти».
Мощности двух НПЗ, расположенных в ДФО, не позволяют обеспечить внутренний рынок округа достаточными объемами нефтепродуктов. Стоимость недостающих объемов нефтепродуктов, поставляемых по железной дороге с сибирских НПЗ, также содержит дополнительные транспортные издержки.
По данным нашего постоянного мониторинга цен на нефтепродукты, исторически ДФО является ценовым лидером во всех сегментах рынка нефтепродуктов среди других федеральных округов России. На формирование цен в мелкооптовом сегменте дальневосточного рынка нефтепродуктов также влияет наличие излишних посреднических структур в системах реализации нефтепродуктов и слабая развитость конкуренции. Свой вклад вносят и дополнительные транспортные издержки поставок нефтепродуктов непосредственно в регионы Дальнего Востока, и недостаток емкостей (нефтебаз, складов хранения) под нефтепродукты с целью создания резерва на случай остановки ближайших НПЗ на модернизацию или плановый/внеплановый ремонт.
Негативным образом на формирование рыночных цен в мелкооптовом и розничном сегментах рынка и развитие конкуренции на Дальнем Востоке влияет недостаточность предложения моторного топлива на биржевых торгах. Эти проблемы, к сожалению, характерны для всех регионов Дальневосточного федерального округа.
Безусловно, наличие еще одного НПЗ на территории ДФО окажет существенное положительное влияние на баланс спроса и предложения, а соответственно и на цены. Строительство ВНХК было предложено «Роснефти». Однако по имеющейся у нас информации, «Роснефть» отказалась от реализации этого инвестиционного проекта в связи с изменением налогового маневра.
Чтобы повысить эффективность поставок топлива на Дальний Восток, а также в целях снижения цен на нефтепродукты соразмерно на величину предоставляемой субсидии в расчете 4000 руб­лей на тонну, Минэнерго вместе с нами разработало проект постановления правительства «Об утверждении правил предоставления субсидии из федерального бюджета ОАО «РЖД». Суть постановления – возместить недополученные доходы, возникающие в результате льготных тарифов на перевозку по внутрироссийским железным дорогам топлива, предназначенного для реализации на Дальнем Востоке. Сейчас этот документ проходит межведомственное согласование.
Также ФАС совместно с Минэнерго прорабатывают поправки, направленные на увеличение нормативов продаж нефтепродуктов на бирже, уточнение критериев регулярности и равномерности таких продаж, а также распространение этого на всех участников рынка нефтепродуктов (естественно включая компании, не занимающие доминирующее положение).
– Насколько с точки зрения ФАС обоснованными были претензии автовладельцев на высокие цены на бензин при падении цен на нефть? Если брать цены на нефть на данный момент, то они упали до 40–45 долларов, а цены на бензин выросли до 44 руб­ля за литр АИ‑92 и до 47–48 руб­лей за литр АИ‑95. Нет ли в этом признаков сговора крупных нефтяных компаний?
– В настоящее время цены на нефтепродукты формируются на конкурентных условиях. К­акого-либо регулирования на этом рынке со стороны государства нет.
Как известно, на оптовую цену влияет множество факторов. Это, конечно, экономические факторы, ресурсная обеспеченность, конъюнктура внутренних и внешних рынков, включая налоговую нагрузку на нефтяной сектор, изменение пошлин.
Начиная с марта 2020 года, наблюдалось снижение мировых цен на нефть марки Brent с 52,46 долларов за баррель (02.03.2020 г.) до 19,93 долларов за баррель (27.04.2020 г.), что составило около 62 %. Мировые цены на нефтепродукты снизились на 63 % (с 44 466 руб./т до 16 077 руб./т).
На фоне заключенной сделки ОПЕК+ и постепенного возвращения спроса мировая цена на нефть выросла до 39,88 долларов за баррель (14.09.2020 г.), на нефтепродукты до 41 602 руб­лей за тонну.
С начала 2020 года рост ставок акциза на автомобильный бензин и дизельное топливо составил 3,5 %.
В целях сглаживания влияния внезапных изменений внешних цен для внутренних потребителей правительство утвердило обратный акциз на нефть с демпфирующей компонентой. Согласно демпферу, компании получают компенсации из бюджета, если экспортные цены на топливо оказываются выше условной внутренней цены. Если же экспортные цены формируются ниже этого уровня, уже компании доплачивают в бюджет. При текущей конъюнктуре рынка нефтяные компании по приблизительным расчетам (в рамках пункта 27 статьи 200 НК РФ) пополнили бюджет за июль 2020 года на сумму около 44 млрд руб. За август 2020 года планируется поступление в бюджет средств на сумму около 29,7 млрд руб. При такой ситуации на рынке нефтепродуктов розничные цены на моторные топлива оцениваются как стабильные.

Цены на АЗС в апреле-июле оставались стабильными
Источник: gutaper / Depositphotos.com


– С точки зрения ФАС нужно ли изменять в формуле демпфера на бензин индикативные цены на биржевые, как предлагает «Роснефть»? Что выиграет рынок от этого?
– Демпфер стал необходимой мерой, которая позволила стабилизировать ситуацию, связанную с резкими скачками цен на рынке нефтепродуктов. Но в настоящее время он, возможно, требует небольшой корректировки его значений, которые, по моему мнению, должны быть максимально равными текущим рыночным ценам.
– Что сейчас происходит на рынке авиакеросинов? Обоснованы ли жалобы авиакомпаний на многократный рост цен на топливо в основных аэропортах России, почему авиакомпании неохотно закупают топливо на бирже, почему объемы биржевых торгов находятся на таком низком уровне? Какие меры по стабилизации топливного рынка необходимы?
– В настоящее время рынок авиакеросина можно оценить, как стабильный, как в части объемов реализации, так и в части ценообразования и стоимости. Сегодняшние цены на НПЗ на авиакеросин значительно ниже цен, зафиксированных в аналогичном периоде прошлого года.
Колоссальное влияние на конечную стоимость авиакеросина в аэропортах оказывают логистические и прочие услуги (перевозка, хранение, заправка самолета).

Львиная доля в цене авиакеросина приходится на услуги по перевозке, хранению, заправке самолета и т. д.
Источник: aapsky / Depositphotos.com


В целях их снижения мы предлагаем ускорить принятие правил предоставления субсидии из федерального бюджета «РЖД», проработать вопрос применения авиакомпаниями биржевых и внебиржевых индикаторов цен на авиационный керосин при проведении закупочных процедур. Компаниям, осуществляющим поставку авиационного керосина в аэропортах, считаем необходимым проработать вопрос снижения транспортной составляющей в конечной цене на авиационный керосин. Например, оптимизировать количество и стоимость логистических услуг по доставке авиационного керосина, снизить количество посреднических организаций (в случае если доставку керосина может осуществить одна компания).
Также важно проработать вопрос повышения ликвидности биржевых торгов авиационным керосином, в том числе путем привлечения авиакомпаний приобретать авиакеросин на биржевых торгах.
Я бы еще рекомендовал компаниям-­производителям авиационного топлива разработать проекты торговых политик, направленных на реализацию авиационного керосина на территории России в целях предупреждения нарушений антимонопольного законодательства.
Реализация этих предложений позволит стабилизировать ценовую ситуацию на рынке авиационного топлива в регионах Дальнего Востока и будет способствовать формированию справедливых и прозрачных ценовых индикаторов на авиационный керосин.
– Независимые участники топливного рынка неоднократно говорили о необходимости повышения ликвидности биржевых торгов. С точки зрения ФАС, соответствуют ли показатели биржевых цен реальным? Охотно ли нефтекомпании идут на биржу? Достаточны ли предложенные рекомендации по увеличению доли продаж бензина и дизельного топлива на бирже до 11 % и 7,5 % соответственно? Нужны ли вообще подобные рекомендации, если компании сами идут на биржу?
– Биржевая торговля в качестве эффективного проконкурентного инструмента была применена ФАС на рынке нефтепродуктов впервые в 2008 году в рамках предписаний, выданных антимонопольными органами в отношении нефтяных компаний. В настоящее время на бирже реализуется нефть, нефтепродукты, природный газ, минеральные удобрения, лес и лесоматериалы, нефтехимия, сахар, зерно.
Вопросы развития биржевой торговли относятся к приоритетам государственной конкурентной политики, которые закреплены в указе № 618, а также в утвержденном им Национальном плане.
Являясь системной мерой, биржевая торговля способствует развитию конкуренции на товарных рынках, в первую очередь, на сырьевых, а также финансовых рынках, с учетом синергетического эффекта. В частности, повышается прозрачность ценообразования. Индикаторы цен, регулярно публикуемые биржей, используются компаниями при осуществлении ими хозяйственной деятельности, а также органами власти при исполнении ими своих функций.
В целях увеличения ликвидности биржевых торгов мы совместно с Минэнерго разработали проекты нормативных правовых актов, предусматривающие увеличение минимальных нормативов продаж на бирже на бензины до 11 % и 7,5 % – дизельное топливо. Обязанность по реализации нефтепродуктов в указанных объемах распространится на всех нефтепереработчиков, включая тех, кто не занимает доминирующее положение на рынке нефтепродуктов. Также я считаю необходимым ввести ответственность за несоблюдение регулярности и равномерности при реализации нефтепродуктов на бирже и запретить трейдерами покупать нефтепродукты в интересах нефтяных компаний.
Сейчас проекты этих документов опубликованы на regulation.gov.ru и проходят оценку регулирующего воздействия. Акты будут приняты по результатам завершения всех необходимых мероприятий, предусмотренных действующим законодательством.
Их реализация позволит стабилизировать ситуацию на рынке нефтепродуктов, обеспечив достаточное предложение моторного топлива на биржевых торгах, сдержать рост цен. Надеюсь, что это также послужит предотвращению ажиотажного спроса на рынке нефтепродуктов.
– Как будет развиваться топливный рынок России в дальнейшем? Будет ли продолжаться рост цен, удастся ли сохранить его в пределах инфляции? Что для этого нужно сделать? Стоит ли вводить ограничения на экспорт топлива для крупных нефтяных компаний, как предлагал РТС? Насколько внутренний рынок сбалансирован, требуются ли новые меры поддержки?
– В этом году сложилась достаточно непростая ситуация на рынке нефтепродуктов. Биржевой механизм показал себя как верифицированный рыночный инструмент, способствующий стабилизации ситуации. Он позволил обеспечить хрупкое равновесие между балансом спроса и предложения. Дальнейшее его развитие – абсолютно закономерно и своевременно.
Как я уже сказал, мы на постоянной основе осуществляем мониторинг текущей ситуации на рынке нефтепродуктов. Мы находимся в постоянном взаимодействии с другими органами власти и в диалоге с ВИНКами, биржевыми площадками, экспертными организациями и независимыми участниками рынка нефтепродуктов.
В рамках заседаний биржевого комитета при ФАС, штаба при Минэнерго мы обсуждаем текущую ситуацию на рынке нефтепродуктов и принимаем решения, направленные на сохранение стабильности на них.
В настоящее время экономика поставок нефтепродуктов на внутренний рынок и экспорт выровнялась и находится в обычном русле.