Министерство Энергетики

Минфин и Минэнерго снова вернулись к привычным спорам об НДД

После полутора лет применения системы налогообложения дополнительного дохода (НДД) Минфин и Минэнерго снова вернулись к спорам о параметрах и условиях его применения. Ключевым вопросом спора стали не точечные корректировки формулы, а сама возможность распространить НДД на всю нефтяную отрасль, как это планировалось ранее. В этом году ведомства умудрились занять диаметрально противоположные позиции по сравнению с дискуссиями до введения НДД 1 января 2019 года. Минфин говорит о том, что введение этого налогового режима на пилотных проектах не привело к росту добычи и инвестиций, а его распространение на всю нефтяную отрасль в будущем может привести к 2 трлн рублей выпадающим доходов бюджета. Минэнерго, наоборот, отмечает рост инвестиций на пилотных проектах, выход на добычу и предлагает перекинуть НДД на большую часть российских проектов. Эту позицию озвучил директор департамента добычи Минэнерго Александр  Гладков на on-line конференции NNF Digital «Анализ эффективности налоговой системы в ТЭК: новые экономические реалии, качество и количество запасов углеводородного сырья». 

Самая большая ошибка в карьере 

В середине июня заместитель министра финансов Алексей Сазанов сделал громкое заявление – система НДД стала «самой большой ошибкой в его карьере».

“Есть хорошая фраза: “Богатые богатеют, бедные беднеют”. НДД – это наглядная демонстрация этой фразы. Посмотрев на итоги введения НДД, я могу сказать, что лично для меня это самая большая ошибка за все время работы в Минфине”, — сказал он в интервью Reuters.

По расчетам ведомства, сумма выпадающих доходов бюджета из-за перевода нескольких категорий месторождений на режим НДД составила 213 миллиардов рублей. Это сопоставимо со стоимостью налоговых каникул для пострадавшего от пандемии малого и среднего бизнеса за два квартала.

Между тем, в сентябре прошлого года Минфин рассчитывал, что НДД принесет в бюджет 85,6 млрд доходов.  “В 2017 году, когда мы обсуждали НДД, нам говорили – это очень правильный режим, вырастут инвестиции. Мы ввели его на 10% добычи, но инвестиции не увеличились ни на рубль. У ТОП-5 нефтяных компаний абсолютно никак не изменились инвестиции, разница – ноль. А вот дивиденды за это время выросли в два раза – на 500 миллиардов рублей», — пожаловался чиновник. «При этом куда пошли (средства ЭП)– непонятно”, — добавил он.

Алексей Сазанов подчеркнул, что распространение НДД на всю нефтяную отрасль, как это планировалось еще в 2019 году принесет бюджету 2 трлн рублей выпадающих доходов. “Простая экстраполяция цифр говорит о том, что если это сделать, бюджет недополучит 2 триллиона рублей. Распространение НДД на всю отрасль равносильно снижению цены на нефть в сегодняшних реалиях до $25 за баррель. В таких условиях бюджет протянет года 2-3, в лучшем случае, 5-7 лет”, — отметил замминистра.

По словам чиновника, в теории система взимания налога с прибыли верная, поэтому нужно не отказываться от нее, а “искоренить изъяны”. 

Глубокое погружение

Минэнерго же наоборот увидел в этой системе значительные плюсы. «Мы внимательно следим за тем экспериментом, который проходим. Мы полагаем, что эксперимент довольно удачный: добыча на этих месторождениях идет, инвестиции вкладываются, и полагаем, что можно рассматривать вопрос о расширении спектра месторождений, которые мы отвели под НДД», — сказал А.Гладков на конференции.

По его словам, систему необходимо доработать, в том числе по ключевым показателям, таким как объемы добычи или система исчисления налога. Но отменять ее никак не стоит.«Безусловно, есть целый спектр вопросов. Это как глобальные вопросы относительно того, как оценивают положительную динамику по любому из налогов, например, является ли увеличение добычи нефти на месторождении, которому мы предоставили новую форму налогообложения, следствием изменения налоговой системы или это так планировалось и так совпало. Этот вопрос до сегодняшнего дня так и остается нерешенным всеми участниками этого процесса», — сказал А.Гладков.

Он добавил, что открытым остается вопрос о том, считать ли НДД самостоятельной налоговой системой или одной из форм НДПИ.«Есть еще много вопросов, связанных с объемами добычи, особенностями исчисления налогообложения. Но в целом движение развитие НДД в сторону расширения этого спектра месторождений, которые мы хотим в него погружать, это правильное решение», — подчеркнул чиновник.

«НДД должна стать такой системой, которая как раз позволяет достаточно четко учитывать экономику конкретного месторождения, не групп месторождений, не регионов, не еще чего либо, как это есть в действующей налоговой системе», — отметил А.Гладков. 

Годы идут, а споры не меняются 

А.Гладков на конференции NNF Digital сообщил, Минэнерго и Минфин уже правели «застрельное» совещание по НДД, на котором озвучили свои позиции.

«Минфин высказал свою позицию по изменению НДД. У него появились идеи, связанные с теми предложениями, которые давал нефтяники, а также в связи тем, что он видит по поводу собираемости налогов. Есть некоторые разногласия между нефтяниками, Минфином и Минэнерго относительно того, как оценивать результаты работы месторождений, переведённых на НДД. Мы начали разговор с Минфином относительно того, будет ли что-то меняться, будет ли расширяться периметр и так далее. Начинаем обмениваться экономическими расчетами и информацией с тем, чтобы в последствие выйти на принятие какого-то решения», — сказал директор департамента.

Система НДД применяется с 1 января 2019 года к четырем группам месторождений. Первая группа: участки, расположенные полностью или частично в Якутии, Иркутской области, Красноярском крае, Ненецком автономном округе (НАО), севернее 65-го градуса северной широты полностью или частично в границах Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО), в пределах российской части дна Каспийского моря при условии, что степень выработанности запасов нефти на участке недр не превышает 5%, либо запасы нефти по такому участку недр впервые поставлены на государственный баланс запасов полезных ископаемых после 1 января 2017 года.

Вторая группа — месторождения, на которые в настоящий момент распространяется льготная ставка экспортной пошлины.

В третью группу входят участки Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО), ЯНАО, республики Коми со степенью выработанности запасов нефти не менее 10%, но не более 80%, если по состоянию на 1 января 2017 года участок недр находился в разработке не менее шести лет. При этом совокупная добыча нефти и газового конденсата за 2018 год по всем участкам недр не должна превышать 15 млн тонн. Данные участки будут являться «пилотными». На них будет отрабатываться система НДД для анализа того, как в дальнейшем распространить систему на всю нефтяную отрасль. Анализ может занять около пяти лет.Четвертая группа — участки в Тюменской области, ХМАО, ЯНАО, Коми со степенью выработанности запасов нефти не более 5%, с начальными извлекаемыми запасами нефти менее 30 млн тонн. При этом общий суммарный размер запасов этой группы месторождений не должен превышать 150 млн тонн. По четвертой группе был составлен перечень участков, в который попало в общей сложности 39 месторождений.