Министерство Энергетики

Нефтегаз высоких переделов

Александр Новак
Заместитель председателя Правительства РФ

По прогнозам, в ближайшие 15 лет спрос на продукты нефтехимии будет расти в среднем на 3,7–4 % в год. При этом доля нефтегазохимии в структуре потребления нефти и газа будет увеличиваться, что создает значительный потенциал для развития этого направления.
Россия, которая обладает одной из наиболее мощных ресурсных баз в мире для этой промышленности, имеет широкие возможности для реализации потенциала на быстрорастущем рынке нефтегазохимии.

Мировой рынок нефтегазохимии

На сегодняшний день суммарная мировая мощность комплексов по производству этилена, который является основным базовым полупродуктом нефтехимии с учетом производства на комплексах Coal-to-­Olefins и Methanol-to-­Olefins, составляет 194 млн тонн в год, что на 6,3 % выше уровня 2019 года. Самыми большими мощностями располагают США (40 млн тонн в год), Китай (32,3 млн тонн в год) и Саудовская Аравия (17,7 млн тонн в год).
В период с 2015 по 2020 год мировой уровень мощностей увеличился на 21,8 %. При этом более 80 % из них были введены в 5 странах – США, Индии, Китае, Саудовской Аравии и России.
Потребление продукции нефтехимии до 2030 года будет опережать потребление нефти. По прогнозам ВР, потребление нефти к 2030 году восстановится до уровня 2019 года после текущего снижения. В то же время к этому же сроку потребление полипропилена увеличится на 4 %, полиэтилена – на 3,7 %.
Драйвером развития становится тот факт, что нефтегазохимия всегда играла лидирующую роль в инновационных преобразованиях, а сейчас является ключевой составляющей реализации концепции «Индустрия 4.0». Продукцию нефтегазохимии используют при создании электромобилей, беспилотных летательных аппаратов (дронов), смартфонов и планшетов, в интернет-­технологиях и при создании высокоэффективных микросхем.
Немаловажно, что нефтегазохимия играет важную роль в реализации климатической повестки, а именно в экономике замкнутого цикла. Она предполагает экономию выбросов при помощи сокращения использования ресурсов за счет свой­ств полимеров, их вторичного использования, уменьшения выбросов СО2 по сравнению с традиционными материалами из-за более низкой углеродоемкости. Например, корпус самолета Boeing‑787, состоящий на 80 % из композитных материалов (в основе которых пластики), экономит 20 % топлива и выбросов. Полимерная упаковка сохраняет форму и свежесть продуктов без консервантов, продлевая сроки хранения в 2–4 раза. Полимеры имеют низкое отрицательное влияние на экологию: энергозатраты в 6 раз меньше среднего, углеродный след в 13 раз меньше среднего. Помимо высоких показателей энергоэффективности и низких выбросов, пластики обладают набором уникальных свой­ств: легкий вес, низкая теплопроводность, устойчивость к коррозии, универсальность, адаптивность и многие другие, которые делают их незаменимыми в современном мире.
При этом продукция нефтегазохимии отличается высокой маржинальностью. Каждая тонна сырья – нафты, СУГов, этана дает прирост добавленной стоимости в 1,5–4 раза относительного базового сырья. Это намного выше, чем 5–15 % добавленной стоимости, которые наблюдаются в нефтепереработке. Все эти аспекты делают индустрию нефегазохимии одной из наиболее привлекательных в современной экономике.

Развитие нефтегазохимической промышленности в России

За последние годы развитию нефтегазохимического сектора со стороны государства уделяется значительное внимание. В течение 8 лет было реализовано 16 крупных инвестиционных проектов в области нефтехимии на общую сумму более 830 млрд руб­лей. В результате производство крупнотоннажных полимеров и синтетических каучуков в Российской Федерации увеличилось более, чем в 1,5 раза по сравнению с 2012 годом. Ключевым достижением стал уход от импортной зависимости в сегменте крупнотоннажных полимеров.
Отмечу, что существенную роль продукция нефтегазохимии сыграла при борьбе с пандемией COVID‑19. Продукты нефтегазохимии активно использовались и используются при производстве медицинской техники, средств индивидуальной защиты, а также пищевой упаковки, которая позволяет обезопасить потребителей.
Существенный вклад в развитие нефтехимии в России внес проект по строительству «ЗапСибНефтехима» компании «СИБУР», который вошел в десятку мировых лидеров по производству этилена, а по объему переработки СУГ является крупнейшим в мире. Помимо высочайшей значимости для экономики страны предприятие стало крупнейшим объектом привлечения инвестиций, в том числе зарубежных. Ожидается, что доходность вложений «ЗапСибНефтехим» может на 30 % превысить доходность при инвестировании в гособлигации США.

Производство пластмасс
Источник: nso.ru

В июне запущена первая из шести технологических линий Амурского газоперерабатывающего завода, общая проектная мощность которого к началу 2025 года составит 42 миллиарда кубометров газа в год. Завод будет включать крупнейшее в мире производство гелия – до 60 млн кубометров в год.
При этом мы находимся только в начале пути, предстоит еще многое сделать. Для сравнения: на Россию сегодня приходится 11 % мировой добычи нефти и 18 % – газа, а доля нашей страны на рынке нефтехимии составляет всего 2,6 %. В то же время Россия имеет колоссальный неиспользованный задел в части сырья. В России производится почти 16 млн тонн СУГ и только 5,8 млн из них используются в нефтехимии. Из около 11 млн тонн этана, содержащегося в составе добываемого природного газа, выделяется для переработки всего около 700 тыс. тонн. С каждым годом содержание этана будет расти, по мере вовлечения в разработку запасов жирного газа. То сырье, которое сегодня мы не используем, означает прямую потерю ВВП и продукции с более высокой добавленной стоимостью. Например, при переработке этана стоимость выходящей корзины продуктов в 4 раза дороже, чем стоимость сырья.
Кроме того, использование продукции нефтехимии различными отраслями способствует выполнению обязательств России в международных соглашениях по климату, достижению целей национального проекта «Экология», снижению рисков влияния углеродного регулирования на экспортную продукцию нашей страны.
В этой связи на уровне Правительства РФ приняты дополнительные стимулы для активизации развития отрасли. Отмечу, что подобные меры поддержки отрасли уже зарекомендовали себя положительно на примере конкурентов России на мировой нефтехимической арене – Китая, Ирана, Саудовской Аравии. Более того, даже в США, которые традиционно декларируют принцип невмешательства государства в бизнес, существуют стимулирующие меры для нефтехимии.

Меры стимулирования и перспективы развития нефтехимической отрасли России

На сегодняшний день ключевой программный документ нефтехимической отрасли – План мероприятий по развитию нефтегазохимического комплекса в Российской Федерации на период до 2025 года, который был утвержден Правительством РФ в 2019 году. Документ включает 7 разделов и 16 мероприятий, содержащих как налоговые, так и не налоговые меры стимулирования.
В частности, введен повышающий инвестиционный коэффициент к обратному акцизу на нефтяное сырье для НПЗ, в 2020 году вступил в силу федеральный закон о введении обратного акциза на этан и сжиженные углеводородные газы. С 2022 г. вводится обратный акциз на СУГ для предприятий, которые перерабатывают его в нефтегазохимическую продукцию. Это позволит компенсировать разницу в стоимости реализации проектов в России относительно основных стран-­конкурентов. Таким образом, доходность проектов достигнет 11–14 %, что станет привлекательным условием для инвестиций.
Эти меры будут способствовать запуску целого ряда новых производств, в частности, это такие проекты, как Амурский ГХК, нефтегазохимический и СПГ-комплекс в Усть-­Луге, Иркутский завод полимеров, строительство нового олефинового комплекса на «Нижнекамскнефтехиме».
Концептуально реализация мер поддержки отрасли позволит решить целый ряд стратегических для России задач.
Во-первых, продукция нефтегазохимии может стать существенной составляющей роста неэнергетического экспорта, к чему сегодня стремится наша страна. Во-вторых, нефтегазохимические производства повысят доходы от использования углеводородного сырья. В-третьих, решаются задачи по импортозамещению основных продуктов нефтегазопереработки и локализации отечественных технологий и оборудования в нефтегазохимии.
В результате Россия сможет производить 8–16 млн тонн дополнительной нефтехимической продукции с высокой добавленной стоимостью, обеспечит 9–18 млрд долларов в год дополнительного несырьевого экспорта и 40–70 млрд долларов дополнительных инвестиций за 10–15 лет. При этом потребление и производство этана вырастет более, чем в 10 раз, а по производству этилена Россия переместится к 2030 году на 4‑е место на мировом рынке.
Добавлю, что в условиях высокой конкуренции на мировых рынках новым этапом развития отечественной нефтехимии может стать консолидация усилий по развитию бизнеса за счет объединения ресурсов крупнейших отечественных отраслевых игроков. В этой связи знаковым событием текущего года стало создание объединенной компании «ТАИФ» и «СИБУР» на базе холдинга «СИБУР». Объединённая компания сможет вой­ти в топ‑5 крупнейших мировых нефтегазохимических компаний по производству полиолефинов и каучуков, расширить возможности развития продуктовой линейки и создать новые химические материалы, оптимизировать дистрибуцию, логистические потоки, повысить операционную эффективность централизованного управления активами.
В целом же кластерный подход полностью отвечает задачам развития нефтегазохимии, позволяя повысить конкурентоспособность производств через оптимизацию капитальных и операционных затрат. В настоящее время в России уже функционируют шесть нефтегазохимических кластеров – Волжский, Северо-­Западный, Каспийский, Западно-­Сибирский, Восточно-­Сибирский и Дальневосточный. Рассчитываем, что их количество будет увеличиваться, а сами кластеры – наращивать производственные мощности.
Кроме того, перспективным регионом для перерабатывающей промышленности может стать Арктическая зона, в частности, полуостров Ямал, где прорабатывается возможность строительства газоперерабатывающего и газохимического комплексов. Суммарные запасы и ресурсы всех месторождений полуострова Ямал составляют 26,5 трлн кубометров газа, 1,6 млрд тонн газового конденсата и 300 млн тонн нефти. Нефтегазохимия рассматривается как один из вариантов монетизации этих ресурсов. Реализация только Ямальского газохимического кластера может обеспечить привлечение более 2 трлн руб­лей инвестиций, приведет к созданию более 22 тыс. новых рабочих мест и обеспечит прирост несырьевого и неэнергетического экспорта на 125 млрд руб­лей в год.
На сегодняшний день нефтегазохимия становится одним из направлений трансформации нефтегазового комплекса в сторону расширения перерабатывающего сектора промышленности. Наша задача сегодня – поддержать отрасль, чтобы завтра получить высокотехнологичную, экологичную и конкурентоспособную продукцию как для внутреннего, так и для внешних рынков.