Министерство Энергетики

Г.И. Шевелева. Особенности реализации международных принципов корпоративного управления в российской электроэнергетике

Галина Ивановна ШЕВЕЛЕВА
Старший научный сотрудник ИСЭ
им. Л.А. Мелентьева СО РАН, к. э. н.
e-mail: sheveleva@isem.irk.ru

G.I. SHEVELEVA
Senior Research Associate, CES, ESI SB RAS
e-mail: sheveleva@isem.irk.ru

В статье рассматриваются особенности реализации международных принципов корпоративного управления в российских генерирующих компаниях. Они определены, главным образом, путем углубленного анализа соблюдения критериев российского кодекса корпоративного управления, основанного на этих принципах. Выполнен дополнительный анализ данных, касающийся: российских советов директоров (Spencer Stuart); прозрачности корпоративной отчетности крупнейших российских компаний (Transparency International); индекса корпоративного управления России, основанного на адаптированной к российским условиям международной методологии Good Governance Index (Ассоциация независимых директоров). Эти дополнительные данные позволили: учесть не вошедшие в кодекс критерии; сравнить корпоративную практику российских компаний электроэнергетики и крупнейших компаний Европы, Великобритании и США; получить независимые мнения инвесторов о качестве российского корпоративного управления. Выявлены основные особенности реализации международных принципов корпоративного управления в российских генерирующих компаниях электроэнергетики. Они заключались, главным образом, в несоблюдении этими компаниями международных принципов, особо значимых для инвесторов. Отмечен формальный подход и относительно слабая заинтересованность компаний электроэнергетики к внедрению международных принципов в их корпоративную практику.
Ключевые слова: корпоративное управление, международные принципы, реализация, особенности, российские генерирующие компании электроэнергетики.

The paper presents the specific features of the implementation of international principles of corporate governance in the Russian power companies. These features are determined through an in-depth analysis of the compliance with the criteria of the Russian Code of Corporate Governance based on these principles. An additional analysis of the data was performed. It concerned the Russian Boards of Directors (Spencer Stewart); transparency of corporate reporting in the major Russian companies (Transparency International); Russian Corporate Governance Index based on the international methodology of Good Governance Index adapted to the Russian contexts (Association of Independent Directors). These additional data made it possible to take into account the criteria not included in the Code; compare corporate practices of the Russian power companies and major companies in Europe, the UK, and the USA; get the independent opinions of investors on the quality of Russian corporate governance. The study has identified the main features of the implementation of international corporate governance principles in Russian power companies. It has revealed that the companies do not follow international principles, which are especially significant for investors. Formal approaches and relatively weak interest of the power companies in the adoption of the international principles in their corporate practice have been indicated.
Keywords: corporate governance, international principles, implementation, specific features, Russian power generating companies.

Мировой опыт показывает, что без создания эффективной системы корпоративного управления невозможно обеспечить приток внешних инвестиций и успешное развитие компаний. С помощью такой системы определяются цели компании и способы их достижения, осуществляется постоянный мониторинг ее деятельности. Высокое качество корпоративного управления обеспечивает доступ на рынки капитала и уменьшает его стоимость, вселяет инвесторам уверенность в том, что предоставленный ими капитал будет способствовать увеличению капитализации компании, а не присвоен корпоративными руководителями, советом директоров или контролирующими акционерами, а инвесторы будут участвовать на справедливых и равных условиях в ее прибыли. Качественное корпоративное управление, в совокупности с эффективными механизмами надзора и правоприменения, может повысить уровень доверия не только внешних, но и внутренних инвесторов, укрепить надлежащее функционирование финансовых рынков и, в конечном итоге, стимулировать более стабильные источники финансирования [1]. Более того, высокий «индекс защиты прав миноритарных инвесторов» позволяет усилить позиции любой страны в рейтинге Всемирного Банка Doing Business.
Международные принципы корпоративного управления G20/ОЭСР являются общепризнанными, они понятны любым инвесторам и заслуживают их доверия. Внедрение этих принципов в корпоративную практику российских компаний будет способствовать повышению ее качества и увеличению их инвестиционной привлекательности.

Принципы корпоративного управления должны внедряться на всех уровнях энергокомпаний
Источник: etaphop / Depositphotos.com

Отечественный опыт корпоративного управления, основанный на международных принципах, относительно невелик. Базовой вехой их внедрения в российскую корпоративную практику явился кодекс корпоративного поведения (2002). Одной из его основных целей, в силу слабости российского законодательства, являлось формирование надлежащего поведения российских акционерных обществ в отношении акционеров и инвесторов. Еще меньше накопленного опыта в этой области в российской электроэнергетике. В большинстве российских генерирующих компаний после реформирования системы электроэнергетики, разгосударствления и приватизации (2008) медленно формировались новые эффективные собственники и корпоративные отношения, адекватные изменившимся реалиям. Отчасти это было обусловлено иной институциональной средой по сравнению с условиями создания «типовых» мировых моделей корпоративного управления – «англо-­американской» и «германской». Наблюдались относительная слабость российского рынка ценных бумаг и банковской системы; институтов права и правоприменительной практики; низкая конкурентность товарных рынков, рынков капитала и труда; неразвитость инфорсмента .
Очередной вехой улучшения российской корпоративной практики явился кодекс корпоративного управления России (Кодекс), основанный на международных принципах корпоративного управления (2014). Новый Кодекс предназначен не только для того, чтобы разъяснять и способствовать применению на практике наилучших стандартов современного корпоративного управления, но и быть действенным инструментом повышения эффективности руководства компанией, обеспечения ее долгосрочного и устойчивого развития [3].

Отечественный опыт корпоративного управления, основанный на международных принципах, невелик. Базовой вехой их внедрения в российскую практику явился кодекс корпоративного поведения (2002)

Основой для исследования являлись преимущественно отчеты «О соблюдении принципов и рекомендаций Кодекса корпоративного управления» в годовых отчетах этих компаний за 2017 г., выполненные в соответствии с рекомендациями Банка России  [4]. Рассмотрены 12 из территориальных и оптовых генерирующих компаний электроэнергетики: «Интер РАО ЕЭС», «ОГК‑2», «Юнипро», «Энел Россия», «РусГидро», «ТГК‑1», «ТГК‑2», «Мосэнерго», «Квадра», «Иркутскэнерго», «Т Плюс», «ТГК‑14». Не включены в исследование «Сибирская генерирующая компания» и «Фортум». «Сибирская генерирующая компания», владеющая генерирующими активами бывших «ТГК‑12», «ТГК‑13» и «Новосибирскэнерго», не публиковала в последние годы свою годовую отчетность. «Фортум» не предоставляет сведений о соблюдении Кодекса в формате, рекомендованном Банком России.
С целью более взвешенного определения особенностей реализации международных принципов корпоративного управления, в компаниях электроэнергетики был выполнен дополнительный анализ данных, напрямую не связанных с Кодексом. В первую очередь, это данные исследований: Spencer Stuart (Российский индекс советов директоров) [5–9], Transparency International (прозрачность корпоративной отчетности крупнейших российских компаний) [10], Ассоциации независимых директоров с НИУ «Высшая школа экономики» (Индекс корпоративного управления России) [11].
Выявлены основные особенности реализации международных принципов корпоративного управления, особо значимых для инвесторов. В обобщенном виде они заключались, главным образом, в несоблюдении этими компаниями международных принципов, особо значимых для инвесторов. Отмечен формальный подход и относительно слабая заинтересованность компаний электроэнергетики к внедрению международных принципов в их корпоративную практику с целью привлечения инвестиций. Это подтвердили и результаты параллельно выполненного анализа применения этими компаниями элементов так называемого международного «мягкого права», рекомендованного для стран с относительно слабыми правовыми и регуляторными структурами [12–14].

Международные принципы корпоративного управления

Международные принципы корпоративного управления впервые появились в 1999 году в результате обобщения данных по корпоративному управлению государств Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В результате второго пересмотра, проведенного в 2014–2015 годах, одобрены как принципы корпоративного управления G20/ОЭСР (Принципы G20/ОЭСР) [1].
Принципы G20/ОЭСР в обновленном виде отражают накопленный с 2004 года мировой опыт руководства корпорациями, включая изменения в корпоративном и финансовом секторах. Они сохранили ключевые элементы создания эффективной системы корпоративного управления, к которым по-прежнему относятся: высокая прозрачность; подотчетность; надзор со стороны совета директоров; соблюдение прав акционеров; значимость роли ключевых заинтересованных сторон.
Эти принципы являются общепризнанными в мире, в том числе для развивающихся стран и стран с переходной экономикой, заинтересованных в привлечении инвестиций. Они считаются ориентиром для директивных органов, инвесторов, компаний и других заинтересованных лиц в качестве одного из ключевых стандартов устойчивых финансовых систем, основой отчетов Всемирного Банка по соблюдению стандартов и кодексов в сфере корпоративного управления. Принципы G20/ОЭСР рекомендованы для совершенствования корпоративной практики компаниям, акции которых торгуются на рынке, и компаниям, чьи акции не котируются на бирже.
Ключевые элементы эффективной системы корпоративного управления, четко обозначенные в принципах G20/ОЭСР, применяются в мировой корпоративной практике в соответствии с экономическими, правовыми, социальными и регуляторными особенностями каждой страны. В России они реализованы в российском Кодексе как базовые стандарты наилучшей корпоративной практики. В его разработке принимали участие Европейский банк реконструкции и развития, ОЭСР, Московская Биржа, Росимущество и Минэкономразвития России, российские и международные компании, оказывающие услуги в области корпоративного управления.

Диспетчерская АЭС «Росэнергоатома»
Источник: atomic-energy.ru

Особенности реализации международных принципов в российской электроэнергетике

Особенности реализации международных принципов в корпоративной практике компаний электроэнергетики определялись, главным образом, путем анализа данных:

  • соблюдения принципов Кодекса,
  • российского индекса советов директоров (Spencer Stuart),
  • прозрачности корпоративной отчетности крупнейших российских компаний (Transparency International),
  • индекса корпоративного управления России (Ассоциация независимых директоров, совместно с ВШЭ).

Анализ соблюдения принципов Кодекса. Принципы Кодекса и критерии их соблюдения соответствовали рекомендациям Банка России для компаний при подготовке «отчетов о соблюдении принципов Кодекса корпоративного управления» (Письмо Банка России от 17.02.3016 № ИН – 06–5218) [4].
Анализ соблюдения компаниями электроэнергетики принципов Кодекса проведен обобщенным и углубленным методами. Обобщенный метод является типичным для большинства компаний, исходя из их отчетности о соответствии принципам Кодекса. Он включает 79 принципов корпоративного управления второго уровня под трёхразрядными номерами («1.1.1.» или «1.2.3.» и т. д.). Статус соответствия этим принципам («соблюдается», «частично соблюдается», «не соблюдается») рассматривался без разделения по критериям оценки соблюдения каждого из них. Для остальных компаний статус «частично соблюдается» присваивался при несоблюдении ими хотя бы одного из критериев. Результаты анализа соблюдения компаниями электроэнергетики принципов Кодекса обобщенным методом представлены в таблице 1.

Таблица 1. Соблюдение принципов Кодекса

Значения таблицы 1 показывают, что имеются существенные различия в соблюдении компаниями электроэнергетики принципов Кодекса. Лидерами здесь являются «Интер РАО», «Энел Россия», «РусГидро». Из 79 рассмотренных принципов они соблюдают, соответственно, 73, 62 и 59 принципа. Замыкают список компаний «Квадра» и «ТГК‑2». Они относятся к явным аутсайдерам, с 33 и 32 принципами их соблюдения. При сравнительном анализе значений статуса «частично соблюдаются» среди лидеров и аутсайдеров практически складывается такая же корреляция. «Интер РАО», «Энел Россия», «РусГидро» частично соблюдают 4, 13 и 17 принципов, соответственно. «Квадра» – 27 и «ТГК‑2» – 32 принципа, отставая по их соблюдению в 7–8 раз от «Интер РАО». Разрыв значений по несоблюдаемым принципам между лидерами и замыкающими компаниями является более внушительным. В частности, число несоблюдаемых принципов корпоративного управления у «Квадры» в 9,5 раз больше, чем в «Интер РАО».
Отмечены не менее существенные различия в каждой компании по статусу соответствия принципам корпоративного управления. Из данных таблицы 1 видно, что в компаниях, лидирующих по соблюдению принципов корпоративного управления, доли составляющих статуса соответствия («соблюдаются», «частично соблюдаются», «не соблюдаются») среди 79 оцениваемых принципов имели следующие пропорции: «Интер РАО» – 92 %, 5 %, 3 %; «Энел Россия» – 75 %, 22 %, 3 %; «РусГидро» – 74,7 %, 21,5 %, 3,8 %. В компаниях-­аутсайдерах наблюдалось относительное смещение в сторону увеличения «частично соблюдаемых» и «не соблюдаемых» принципов: «Квадра» – 41,8 %, 34,2 %, 24 %, «ТГК‑2» – 40,5 %, 40,5 %, 19 %.
Выполнен углубленный анализ соответствия практики корпоративного управления в компаниях электроэнергетики по всем 128 критериям соблюдения принципов Кодекса, результаты которого приведены в таблице 2.

Таблица 2. Соответствие критериям соблюдения принципов Кодекса

При углубленном методе анализа отмечен ожидаемый рост числа несоблюдаемых критериев принципов Кодекса. В большей мере он был характерен для компаний-­аутсайдеров. По данным таблицы 2, доля несоблюдаемых критериев увеличилась у «Квадры» и «ТГК‑2» практически вдвое. Однако было отмечено, что и число соблюдаемых ими критериев почти удвоилось.
Не исключено, что для большей достоверности представленных энергокомпаниями данных в отчетах «О соблюдении принципов и рекомендаций Кодекса корпоративного управления» нужен более скрупулезный анализ. Основанием для некоторых сомнений в достоверности данных послужил случайно обнаруженный факт при анализе корпоративной отчетности этих компаний по ключевому критерию «Разработана политика по противодействию коррупции» индикатора «Антикоррупционные программы» Transparency International, когда все исследуемые энергетические компании по критерию Кодекса «Утверждена политика по противодействию коррупции» соблюдения принципа 5.1.3. отчитались со статусом «соблюдается». Однако только в двух из них («Интер РАО» и «РусГидро») была разработана, утверждена и представлена во внутренних документах политика по противодействию мошенничеству и коррупции.

Городской диспетчерский пункт, Белгород
Источник: Belnovosti.ru

Недостоверные данные не только могут увеличить число несоблюдаемых критериев, но и свидетельствовать о формальном подходе компаний к соблюдению принципов Кодекса, как, собственно, и отсутствующие и (или) необновляемые в течение продолжительного времени внутренние документы на их официальных сайтах, выявленные при дополнительном анализе корпоративного управления в этих компаниях. В частности, содержание кодексов корпоративного управления не менялось с 2006 г. в 85 % энергетических компаний, кодексов этики – в 63 % компаний, несмотря на обновленные принципы корпоративного управления и критерии их соблюдения в новом Кодексе (2014).
Выявлены критерии, не вошедшие в рекомендованные Банком России, путем сопоставления рекомендаций Кодекса [3] и рекомендаций Банка [4]. Их соблюдение компаниями электроэнергетики также анализировалось с использованием информации с официальных сайтов. По результатам такого анализа число несоблюдаемых критериев, в среднем, увеличилось на 13 %.
Определены наиболее несоблюдаемые (более 33 % исследованных энергокомпаний) критерии соответствия принципам Кодекса, рекомендованные Банком России:

  1. Советом директоров при принятии решений по подготовке и проведении общих собраний акционеров не рассматривается вопрос об использовании телекоммуникационных средств для предоставления акционерам удалённого доступа для участия в этих собраниях.
  2. Совет директоров не рассматривает в течение отчётного периода вопрос о практике корпоративного управления.
  3. Годовой отчёт не содержит информацию об основных результатах оценки работы совета директоров, проведённой в отчётном периоде.
  4. Совет директоров (или один из его комитетов) не рассматривает вопросы, связанные с соблюдением информационной политики.
  5. Самооценка или внешняя оценка работы совета директоров, проведённая в отчётном периоде, не включает оценку работы комитетов, отдельных членов совета директоров и совета директоров в целом.
  6. Результаты самооценки или внешней оценки совета директоров не рассматриваются на очном заседании совета директоров.
  7. Комитет по вознаграждениям в течение отчётного периода не рассматривает политику по вознаграждениям и практику её внедрения и, соответственно, не представляет соответствующие рекомендации совету директоров.
  8. Не предусмотрена процедура, обеспечивающая возвращение премиальных выплат, неправомерно полученных членами исполнительных органов и иными ключевыми руководящими работниками.
  9. Не предусмотрена процедура, в соответствии с которой независимые директора заявляют о своей позиции по существенным корпоративным действиям до их одобрения.
  10. Не привлекается внешняя организация (по меньшей мере, один раз в течение трёх лет) для проведения независимой оценки качества работы совета директоров.
  11. Не внедрена программа долгосрочной мотивации для членов исполнительных органов и иных ключевых руководящих работников.
  12. Независимые директора составляют менее одной трети состава совета директоров.
  13. Отсутствует коллегиальность работы советов директоров, предпочтительной является заочная форма заседаний.
  14. Внутренние документы не предусматривают расширенный перечень оснований, по которым члены совета директоров и иные предусмотренные законодательством лица признаются заинтересованными в сделках.

Соблюдение этих критериев является особо значимым для инвесторов, особенно при наблюдающемся после реформирования российской электроэнергетики (2008) перманентном перераспределении собственности, ее увеличивающейся концентрации в руках государства и у офшорных российских бенефициаров, отсутствия надлежащего внутреннего и действенного внешнего корпоративного контроля со стороны банков и фондового рынка. Отметим, что все несоблюдаемые критерии Кодекса находились в зоне ответственности советов директоров, в рамках делегированных им полномочий.
Анализ российского индекса советов директоров (Spencer Stuart). «Индекс советов директоров» компании Spencer Stuart является ее ежегодным исследованием, в котором анализируются различные аспекты работы советов директоров крупных публичных компаний в 22 странах мира. Первое издание «Российского индекса совета директоров» опубликовано Spencer Stuart в 2014 году. Его основная задача заключалась в предоставлении лидерам делового мира актуальной информации о текущих практиках в советах директоров российских компаний. В дополнение к ней Spencer Stuart регулярно публикует подробные сравнительные данные российских советов директоров с советами крупнейших компаний Европы, Великобритании и США. В исследовании Spencer Stuart присутствовали только 3 крупные компании электроэнергетики из индекса РТС: «Интер РАО» и «Русгидро» (2014–2018); «Мосэнерго» (2015, 2017) [5–9]. Были исследованы все 12 энергетических компаний с использованием методологии Spencer Stuart:

  • численность и состав совета директоров; исполнительные и независимые директора; женщины в совете директоров; иностранные директора; новые директора; возраст директоров; срок работы в совете директоров; работа в других советах директоров;
  • заседания и оценка совета директоров;
  • комитеты при совете директоров и их заседания;
  • вознаграждение директоров: председатель совета директоров; неисполнительные директора; вознаграждение за участие в комитетах.

Определены, главным образом, значения показателей по несоблюдаемым подавляющим большинством компаний электроэнергетики критериям соответствия принципам Кодекса, выявленным при исследовании: независимые директора; заседания и оценка совета директоров; их вознаграждение.
Средний показатель независимых в составе советов директоров компаний электроэнергетики невысокий – менее 28 % (2017). Это значение относительно ниже показателя российских компаний (38,1 %) и значительно ниже аналогичных показателей компаний Европы, Великобритании и США. Если учесть, что в российских компаниях (включая электроэнергетику) не все независимые директора являются таковыми, а зачастую аффилированы с мажоритарными собственниками, то средний показатель их числа в составе советов директоров энергокомпаний может быть еще ниже. По данным Spencer Stuart, самые высокие доли независимых директоров отмечены в советах директоров компаний Нидерландов – 86 %, Швейцарии – 83,2 %, Финляндии – 80,8 % и США – 85 % [9].

В ходе исследования был отмечен формальный подход и относительно слабая заинтересованность компаний электроэнергетики к внедрению международных принципов
в корпоративную практику

Среднее количество всех заседаний советов директоров в компаниях электроэнергетики и в российских компаниях являются близкими, немногим более 21 (2017). Это – самый высокий показатель среди зарубежных компаний. При исключении заочных заседаний его значение уменьшилось до 6,4, до самого низкого среднего показателя в Европе, Великобритании и США. В Италии этот показатель 11,2, Финляндии – 10,8, Франции – 9,1, Швейцарии – 8,3, Великобритании – 7,3 и США – 8. В мировой практике учитываются очные заседания советов директоров, имеющих большую продолжительность и качество обсуждений [9].

Инвесторы формируют мнение о компании на основе соблюдения принципов корпоративного управления и корпоративной культуры
Источник: Rawpixel / Depositphotos.com

Отличительной особенностью совета директоров компаний электроэнергетики является практически повсеместное отсутствие их внутренней и внешней оценки. Нет единой методологии внутренней оценки российских советов директоров, включая Кодекс, рекомендации которого ограничиваются лишь простым перечислением отдельных критериев – «… профессиональные и личные качества членов советов директоров, их независимость, слаженность и степень участия в работе» [3]. Зачастую внутренняя оценка сводится к простому анкетированию членов советов директоров по различным организационным вопросам. В итоге, ни акционеры, ни сами советы директоров не знают, что делать с ее результатами и отказываются от нее. Внутренняя оценка эффективности совета директоров была проведена «Интер РАО» (2014–2015, 2017), в 2016 году – с помощью сторонних организаций. «Русгидро», «Юнипро», «ОГК‑2» выполнили внутреннюю оценку (2014, 2015), «Русгидро» – внешнюю (2017). Из всех российских компаний, исследованных Spencer Stuart в 2016 году, только 19 % провели оценку эффективности советов директоров, что представляет очевидный рост по сравнению с 11 % в 2015 году. и 6 % в 2014 году [5–9]. Однако достигнутые значения пока далеки от аналогичных показателей крупнейших публичных зарубежных компаний в 2016 году: Великобритания – 43,3 %, Италия – 29 %, Нидерланды – 28 % [8].

Показатель независимых в совете директоров энергокомпаний невысокий – менее 28%. Это ниже показателя среди российских компаний (38,1 %) и значительно ниже показателей компаний Европы и США

Особенностью реализации международных принципов корпоративного управления в компаниях электроэнергетики является низкая раскрываемость информации о вознаграждении совета директоров. Конфиденциальность подобной информации и неоднородность стандартов отчетности затрудняет ее получение. Компании электроэнергетики, в основном, раскрывают только общее вознаграждение всех членов совета директоров. При этом размеры вознаграждений и качество предоставляемой информации значительно отличаются от компании к компании. Среднее базовое вознаграждение неисполнительных директоров (без учета председателя) в российских компаниях в 2017 году составило 107,242 тыс. евро, в компаниях США – 110,229 тыс. евро. Это – самые высокие значения вознаграждений среди зарубежных компаний (за исключением Швейцарии – 193,946 евро) [9]. Размеры вознаграждения в российских компаниях оказались практически сопоставимыми с США при далеко несопоставимых уровнях качества корпоративного управления в этих компаниях.
Анализ прозрачности корпоративной отчетности крупнейших российских компаний (Transparency International). Transparency International анализирует «прозрачность корпоративной отчетности крупнейших российских компаний», используя ту же методологию, что и при исследовании «прозрачности корпоративной отчетности: оценка крупнейших компаний мира». Прозрачность компаний оценивается по трем индикаторам, лежащим в основе индекса Transparency International (в скобках приведено число критериев по каждому индикатору):

  • антикоррупционные программы (13);
  • организационная прозрачность – раскрытие полного перечня дочерних и ассоциированных компаний, совместных предприятий и иных подконтрольных структур (8);
  • отчетность по странам ведения деятельности – странам, в которых компания присутствует напрямую, либо косвенно через свои дочерние и ассоциированные структуры, совместные предприятия, филиалы и представительства (5).

Выполнен дополнительный анализ прозрачности корпоративной отчетности компаний электроэнергетики по ключевым критериям индикаторов Transparency International [10], перечисленным ниже (в скобках – доля компаний, соблюдавших эти критерии, от общего числа компаний, в процентах):

  • разработана политика по противодействию коррупции (17);
  • раскрыт полный перечень дочерних и ассоциированных компаний, совместных предприятий и иных подконтрольных структур (0);
  • предоставлены данные об офшорных зонах деятельности дочерних и ассоциированных компаний, совместных предприятий и иных подконтрольных структур, раскрыты их финансовые затраты (0).

Из приведенных выше ключевых критериев два последних не включены в Кодекс. Непрозрачность этих критериев при перманентном перераспределении собственности и нарастающем присутствии государства и офшорных собственников в компаниях электроэнергетики является весьма чувствительной для инвесторов. Из компаний электроэнергетики с высокой офшоризацией собственности в исследование Transparency International вошли «Т Плюс» и «Сибирская генерирующая компания». Они получили по всем трем ее индикаторам относительно низкий средний индекс прозрачности корпоративной отчетности. У «Т Плюс» – 4,4, «Сибирская генерирующая компания» – 0,9 (из 10 баллов для компаний с наибольшей прозрачностью). Немного выше значения этого индекса были у государственных компаний электроэнергетики – «Интер РАО ЕЭС» – 5,2, «Русгидро» – 5,1 [10].
Анализ Индекса корпоративного управления России. Индекс корпоративного управления России (далее по тексту – Индекс) составлен Ассоциацией независимых директоров совместно с «Высшей школой экономики». Он опирается на адаптированную к российским условиям международную методологию Good Governance Index, разработанную Институтом директоров Великобритании и Бизнес-­школой Cass (2015). В соответствии с этой методологией, в Индексе применяется подход для оценки корпоративного управления в российских компаниях, основанный на данных:

  • электронного опроса представителей профессионального и экспертного сообществ (включая инвесторов);
  • объективных показателей корпоративного управления, связанных с Кодексом и другой информацией о компаниях из открытых источников.

В Индексе‑2017 исследовались 53 российские компании, чьи акции были включены в первом квартале 2017 года в первый уровень листинга Московской биржи. Среди них – компании электроэнергетики: «Интер РАО», «Мосэнерго», «ТГК‑1», «РусГидро», «Энел Россия» и «Юнипро». По результатам оценки корпоративного управления в российских компаниях на основе данных объективных показателей корпоративного управления, связанных с Кодексом и другой информацией о компаниях из открытых источников, только «Интер РАО» получила оценку выше средней и была включена в десять компаний с хорошим корпоративным управлением [11].
По результатам данных электронного опроса представителей профессионального и экспертного сообществ (включая инвесторов) ни одна из энергокомпаний не попала в число российских компаний с хорошим корпоративным управлением. Высокие оценки его качества получила 21 отечественная публичная акционерная компания, а в десятку лучших из них вошли: «Московская Биржа», «МТС», «ЛУКОЙЛ», «НОВАТЭК», «Сбербанк», «ТрансКонтейнер», «Северсталь», «Аэрофлот», «НЛМК», «ГМК «Норильский никель» [11].

По данным Spencer Stuart, самые высокие доли независимых директоров отмечены в советах директоров компаний Нидерландов – 86 %,
Швейцарии – 83,2 %,
Финляндии – 80,8 % и США – 85 %

Профессиональные и экспертные сообщества (включая инвесторов) формируют свое мнение о компаниях электроэнергетики на основе данных о соблюдении ими требований корпоративного управления Кодекса и другой доступной информации. Выполненный анализ показал, что у подавляющего числа компаний электроэнергетики наблюдается относительно слабая текущая реализация международных принципов корпоративного управления.
Не способствует ее увеличению формальный подход и относительно слабая заинтересованность совершенствовать свою корпоративную практику. Кроме того, отмечено слабое выполнение так называемого международного «мягкого права», основанного на принципе «соблюдай или объясни». Его применение рекомендовано Банком России при оценке соблюдения ими принципов Кодекса. По данным мониторинга Банком России, а также по результатам исследования автора [14,12–13] практически во всех объяснениях компаний электроэнергетики отсутствовали:

  • четкое указание критерия соблюдения Кодекса, к которому относится объяснение;
  • описание контекста, обстоятельств, предпосылок, в связи с которыми компания не следует Кодексу;
  • убедительные и понятные объяснения конкретных причин несоблюдения Кодекса;
  • описание используемых компанией альтернативных механизмов, направленных на снижение рисков, планируемые сроки приведения корпоративного управления в соответствие с Кодексом.

Как следствие, относительно слабая реализация современных международных принципов корпоративного управления в корпоративной практике российских генерирующих компаний электроэнергетики не способствуют повышению их инвестиционной привлекательности.

Работа выполнена в рамках государственного задания 17.4.2. (рег. № АААА-А17-117030310438-1) фундаментальных исследований СО РАН.

Использованные источники

  1. OECD (2016). Принципы корпоративного управления G20/ОЭСР, OECD Publishing, Paris. – URL: http://dx.doi.org/10.1787/9789264252035-ru
  2. Кодекс корпоративного управления. Нормативные акты и оперативная информация Центрального Банка Российской Федерации // Вестник Банка России. 2014, № 40 (1518). С. 1–63.
  3. Письмо Банка России от 17.02.2016 № ИН‑06–52/8. – URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71237796/
  4. Российский индекс советов директоров 2014. Spencer Stuart. – URL: http://www.spencerstuart.com
  5. Российский индекс советов директоров 2015. Spencer Stuart. – URL: http://www.spencerstuart.com
  6. Российский индекс советов директоров 2016. Spencer Stuart. – URL: http://www.spencerstuart.com/research-and-insight/board-­indexes
  7. Российский индекс советов директоров 2017. Spencer Stuart. – URL: http://www.spencerstuart.com/research-and-insight/board-­indexes
  8. Российский индекс советов директоров 2018. Spencer Stuart. – URL: http://www.spencerstuart.com/research-and-insight/board-­indexes
  9. Прозрачность корпоративной отчетности. Оценка крупнейших российских компаний: доклад «Трансперенси Интернешнл» – Россия. – URL: https://transparency.org.ru/special/trac2018russia/
  10. Индекс корпоративного управления России 2017. – URL: http://nand.ru/upload/ux/corporate_governance_index_2017.pdf
  11. Шевелева Г.И. Новые контуры транспарентности корпоративного управления в российской электроэнергетике в интересах инвесторов // Baikal Research Journal, 2019, Т. 10, № 4. – DOI: 10.17150/2411-6262.2019.10 (4).16
  12. Sheveleva G.I. Implementation of international standards of corporate governance in Russian electric power industry // Energy Systems Research, 2018, Vol.1, No.3. pp. 33–41. – URL: http://dx.doi.org/10.25729/esr.2018.01.0001
  13. Курицына Е.И. Кодекс корпоративного управления: мониторинг раскрытия публичными акционерными обществами информации о причинах несоблюдения. – URL: http://www.oecd.moex.com/a3895 (дата обращения: 27.01.2017).