Министерство Энергетики

Проект длиною в 40 лет

Сергей КУДРЯШОВ
Генеральный директор АО «Зарубежнефть» e-mail: pr@nestro.ru

Олег АКИМОВ
Заместитель генерального директора
по добыче АО «Зарубежнефть»
e-mail: pr@nestro.ru

Александр МИХАЙЛОВ
Начальник управления по работе
с российско-вьетнамскими проектами
АО «Зарубежнефть»
e-mail: pr@nestro.ru

Александр БОЛДЫРЕВ
Начальник управления корпоративных коммуникаций АО «Зарубежнефть»
e-mail: pr@nestro.ru

У истоков соглашения

Считается, что все началось с приезда Хо Ши Мина в Баку в июле 1959 года. После посещения месторождения «Нефтяные камни», первого морского нефтедобывающего комплекса СССР, Хо Ши Мин в своем обращении к руководителям АзССР провел аналогии с Вьетнамом и высказал надежду на нахождение залежей нефти и в своей стране. Но в те времена начать поиски было невозможно – шла ожесточенная вой­на Севера с Югом.
До Второй мировой вой­ны территория Вьетнама входила в состав французской колониальной империи. Начавшаяся в 1946 году Первая Индокитайская вой­на против колонизаторов закончилась в 1954 году разделом Вьетнама на две части: на севере была создана тяготевшая к Москве Демократическая Республика Вьетнам, а на юге – ориентированное на запад, государство Вьетнам.
Предполагалось, что в 1956 году в обеих частях Вьетнама будут проведены выборы с целью определения будущего политического режима и воссоединения страны, но Юг проигнорировал эту акцию и заявил о создании антикоммунистического государства. В итоге, уже с конца 1950‑х годов начинается партизанское движение, которое к декабрю 1960 года объединяется в Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама, известный на западе как Вьетконг (в переводе – вьетнамский коммунист).

Создание СП «Вьетсовпетро». 19.06.1981 г.
Источник: «Зарубежнефть»

Спустя год США вмешивается в конфликт, оказывая поддержку Югу вводом регулярных подразделений своих вооруженных сил. Но партизанские отряды Севера продолжают расширять подконтрольные территории, и уже в августе 1964 года американцы вступают в крупномасштабную вой­ну в Юго-­Восточной Азии.
Больше 10 лет длилась одна из самых жестоких и опасных вой­н второй половины ХХ столетия. При активной поддержке СССР, северо-­вьетнамские вой­ска вели ожесточенную борьбу с противником, но силы были несоизмеримы. Страна лежала в руинах, миллионы погибших, тысячи километров выжженных лесов и отравленных химическими веществами земель.
Казалось, что уже ничего не осталось. Национально-­освободительная борьба Вьетнама получила поддержку общества – все просили остановить это безумие, и после подписания Парижского мирного соглашения в январе 1973 года американские вой­ска, наконец, покинули Вьетнам.
Уже весной 1975 года северо-­вьетнам­ские вой­ска проводят широкомасштабное наступление на оставшиеся территории Южного Вьетнама и захватывают Сайгон. Конец вой­не. Долгожданное воссоединение народа, Севера и Юга. Теперь перед новой страной – Социалистической Республикой Вьетнам (СРВ), стояла главная задача – восстановление экономики.
Зачем Вьетнам был так нужен американцам? Почему они пошли на такие жертвы и были готовы стереть с земли почти весь народ страны? Есть много политических и экономических предпосылок, и одна из них – нефть.
К тому времени во всем мире наступила нефтяная эра, вся жизнь общества стала вращаться вокруг двигателей внутреннего сгорания и, соответственно, топлива для него. Цены на нефть неуклонно росли, шло активное освоение новых территорий и поиск новых месторождений. Уже в 1966 году американские фирмы начали первые поисково-­разведочные работы на территориях Южного Вьетнама. Исследовали все – и сухопутные территории и прилегающий шельф.
В 1974–1975 гг. компания Mobil даже приступила к глубокому бурению для испытания двух пластов миоцена в 115 км от берега и в результате получила первые притоки нефти. Но ровно в этот момент окончательно пал сайгонский режим, и американские нефтяники поспешно покинули страну.
Это открытие стало радостным событием в истории новой страны, ведь Вьетнам не принадлежал к числу нефтедобывающих стран и вынужденно импортировал горюче-­смазочные материалы из СССР, Ирака, Ливии, Кувейта и т. д. Долгое время все внимание было обращено только на север страны – считалось, что в Ханойском прогибе были благоприятные условия для формирования нефтяных и газовых месторождений. Но эксперты из СССР после двух лет поисков констатировали отсутствие ­сколь-либо значительных залежей нефти и газа.
В конце 1975 года вьетнамцы основывают «Южно-вьетнамскую нефтяную компанию». У разрушенной вой­ной страны не было собственных ресурсов для продолжения освоения шельфа. Поскольку Советский Союз долго отвечал отказом в помощи, были приглашены компании из Канады, ФРГ и Италии, которые с 1979 года пробурили 12 скважин, показавших признаки нефтеносности, но лишь и только.
Новый виток политических осложнений и наложенных международных санкций заставил уйти западные компании из Вьетнама, но к тому времени поменялась и обстановка в СССР – в конце 1970‑х годов стало активно развиваться морское направление. Поэтому, когда в очередной раз Вьетнам обратился за помощью в разработке своих нефтяных месторождений, Советский Союз пошел навстречу.
3 июля 1980 года между правительствами СРВ и СССР было подписано соглашение о сотрудничестве в области проведения геологоразведки и добычи нефти и газа на континентальном шельфе юга Вьетнама, а спустя почти год, 19 июня 1981 года, было принято межправительственное соглашение об учреждении на паритетных началах совместного советско-­вьетнамского предприятия. Это было нестандартное решение для обоих государств, но масштабность проекта потребовала ответственного взаимодействия двух сторон на равных условиях. Так было положено начало большого советско-­вьетнамского проекта длиною уже в 40 лет.

Открытие «Белого Тигра»

Сейчас сложно представить, но судьба всего проекта могла не только сложиться иначе, но и завершиться, не начавшись. Дело в том, что по результатам экспедиций советских специалистов во Вьетнам в 1979 году оценка перспектив нефтегазоносности шельфа была скорее отрицательная и под большим вопросом стояла целесообразность участия СССР.
В вопрос вмешался Остап Шеремет, в те годы главный геолог и заместитель начальника «Главморнефтегаза». Он был опытным нефтяником, много лет проработавшим на Сахалине и в Республике Коми, и при поддержке экспертов И. П. Жабрева и В. П. Толмачева добился того, чтобы расчеты были перепроверены при участии опытных специалистов с Сахалина, Баку и Вьетнама. По итогам новой экспертизы вышло совсем иное заключение, положившее начало работам по советско-­вьетнамскому нефтяному проекту.

Первая платформа ВСП
Источник: «Зарубежнефть»

Изначально «Вьетсовпетро» планировало начать бурение еще в 1983 году, но длительные согласования и план по поставке самопогружной буровой установки срывались. В итоге, в чрезвычайном порядке во Вьетнам было направлено буровое судно «Михаил Мирчинк», которое приступило к бурению разведочной скважины только 31 декабря 1984 года. По понятным причинам искать нефть стали там, где ее ­когда-то впервые обнаружили – на месторождении «Батьхо», что переводится с вьетнамского как «Белый Тигр».
Когда в мае 1984 года провели первое испытание скважины, только один из объектов в интервале 2782–2826 м оказался продуктивным, подтвердив наличие нефти с водой дебитом на 7,9‑мм штуцере 26,2 м3/сутки и 5 м3/сутки воды. Специалисты были в растерянности, так как цифры не отвечали планам по технико-­экономической эффективности проекта, но для Вьетнама это стало огромным событием – по всей стране люди передавали друг другу: «Во Вьетнаме есть нефть!».
Начались обсуждения внутри проектной группы, многие высказывали скепсис относительно месторождения, и тогда было принято решение уйти на север и пробурить новую скважину 4-БТ до проектной глубины 3501 м. Все с замиранием сердца ждали результатов испытания. Интуиция не подвела. Оказалось, что на месторождении продуктивны не только миоценовые, но и более глубокие олигоценовые отложения – был получен приток нефти 200 тонн в сутки, а общий дебит с девяти пластов олигоценовых отложений составил 1300 тонн в сутки.
Опираясь на полученные данные, геологи произвели перерасчет запасов месторождения «Белый Тигр», которые уже позволяли говорить о промышленной добыче нефти. Перед «Вьетсовпетро» открылись новые перспективы. То, что было на грани срыва, стало развиваться ускоренными темпами – пейзаж шельфа менялся на глазах, тут и там вырастали морские стационарные платформы (МСП).

Добыча нефти на шельфе Вьетнама
Источник: «Зарубежнефть»

В 1984–1986 гг. буровыми работами в СП «Вьетсовпетро» руководил один из главных героев истории «Белого Тигра» Владимир Степанович Вовк. По его рассказам, после окончания строительства МСП‑1, когда приступили к бурению первой эксплуатационной скважины, дошли до фундамента и началось поглощение бурового раствора. Чтобы его предотвратить, стали использовать подручные средства – ими оказалась рисовая шелуха.
Когда ситуация нормализовалась, все присутствующие стали анализировать случившееся и пришли к выводу, что есть трещины, которые могут потенциально содержать нефть. Буровики уже собирались пойти на риск и пробурить еще 20 м, чтобы испытать скважину, но в этот момент вмешалось руководство, запретив любые эксперименты, основываясь на мнении, что в гранитных образованиях нефти быть не может. Полученный результат – порядка 86 кубометров нефти в сутки, всех устроил. Для 1986 года этого было достаточно, чтобы постановить о начале промышленной добычи нефти на «Белом Тигре».
Однако совсем скоро продуктивность первой скважины постепенно начала снижаться, и дебит уже к концу 1986 года составлял всего 17 т. Пластовое давление снижалось и было нужно переходить к механизированной добыче, а это требовало времени и новых затрат, да и на фоне не самых лучших показателей по добыче. Ситуация ухудшалась, СП «Вьетсовпетро» стала испытывать большие трудности.

Добыча нефти на шельфе Вьетнама
Источник: «Зарубежнефть»

И вот, по стечению обстоятельств, Владимир Вовк, покинувший Вьетнам в 1986 году, приняв приглашение возглавить «Черноморнефтегаз», спустя два года возвращается на шельф, чтобы исправить ситуацию на «Белом Тигре». Он сразу же приступает к идее испытания фундамента, тем более, что теперь его поддерживали геологи.
Бурение на фундамент оказалось непростым: осторожно и последовательно продвигались дальше и дальше, пока 6 сентября 1988 года посреди ночи не раздался звонок – скважина заработала, давление около 120 атмосфер. Когда ввели скважину в эксплуатацию, уже через час дебит составил 1200 т чистейшей нефти. На «Белом Тигре» ­все-таки была большая нефть, но там, где ее никто не ожидал найти – в гранитах!
«Белый Тигр» – уникальное морское месторождение. По данным бурения, высота массивной залежи здесь составила более 1,5 км, а запасы были оценены более чем в 500 млн т сырой нефти и десятки миллиардов кубометров попутного газа. Кроме того, добываемая нефть характеризовалась высоким качеством: была легкой и бессернистой.
С момента открытия залежей нефти в гранитах, добыча стремительно росла: к 1990 году СП «Вьетсовпетро» показал почти 10‑кратный рост. Воздвигались новые стационарные платформы, причем усовершенствованные – до 22 скважин. Предприятие вступало в новую эру – 1990‑е годы станут настоящим расцветом «Вьетсовпетро».

Новая глава

СП «Вьетсовпетро» было создано как совместное предприятие двух государств, поэтому, когда к концу 1980‑х годов Советский Союз стоял на пороге распада и крушения системы, это стало сказываться и на финансировании вьетнамского проекта. Уже в июле 1988 года между представителями правительств СССР и Вьетнама начались переговоры о необходимости внесения изменений в соглашение от 19 июня 1981 года – срочно требовалось внести корректировки, соответствующие новым экономическим реалиям.
Длительные переговоры наконец привели к заключению нового Межправительственного соглашения о продолжении сотрудничества в области проведения геологической разведки и нефтегазовой добычи на континентальном шельфе юга СРВ в рамках совместного предприятия «Вьетсовпетро», которое с 1 января 1991 года должно было уже действовать на принципах хозяйственного расчета, самофинансирования и самоокупаемости.
Совместное предприятие наделялось правом заключать контракты на поставку оборудования, материалов и услуг, необходимых для производственно-­хозяйственной деятельности. Кроме того, были разделены зоны деятельности обеих сторон, определена арендная плата за пользование земель, водных и морских пространств, размеры налогов, распределения прибыли и уставной фонд. Срок действия соглашения был продлен на 9 лет.
То, что было создано ­когда-то как акт поддержки Советским Союзом дружественного государства, приобрело новую форму работы в соответствии с мировыми стандартами экономики. Благодаря открытию массовых залежей нефти на «Белом Тигре», экономика Вьетнама стала наращивать обороты в 1990‑е годы. Активная добыча, развитие инфраструктуры промысла и дальнейшее освоение новых месторождений шельфа перевернуло представление о Вьетнаме в мире. В Социалистическую Республику Вьетнам стали инвестировать иностранные компании. Не устояли даже американцы – в 1994 году США отменили эмбарго против СРВ, а в 1995 году установили дипломатические отношения с Ханоем. На карте шельфа стали появляться новые нефтегазовые месторождения, но ни одному из них не удалось повторить успех «Белого Тигра».

Сотрудник «Вьетсовпетро»
Источник: «Зарубежнефть»

В начале 2000‑х годов СП «Вьетсовпетро» добывало около 80 % всей нефти Вьетнама. За счет ресурсов и научной базы «Белого Тигра» стали развиваться многие новые отрасли всей страны: электроэнергетика, информационные технологии, машиностроение, монтажно-­сборочные работы, строительство и ремонт буровых платформ, коммуникации и связь, банковское дело, морское пароходство и нефтехимическая промышленность. В 1995 году было завершено строительство и введен в эксплуатацию первый в море газопровод, который подавал попутный газ на завод азотных удобрений «Фуми».
Деятельность по освоению «Белого Тигра» и других месторождений на шельфе юга Вьетнама стала источником значительных доходов в бюджете страны. За период с 1991 по 2010 годы общая выручка СП «Вьетсовпетро» составила 50 млрд долларов, в 1999 году добыча нефти совместного предприятия превысила 12 млн т. В эти же годы Вьетнам демонстрировал один из самых высоких темпов развития: ВВП рос по 8,5 % в год.

Вектор развития

В начале 2000‑х годов, когда к власти в России пришел Владимир Путин, нефтегазовая сфера страны была на подъеме и сотрудничество с Вьетнамом было признано одной из ключевых отраслей экономики. СП «Вьетсовпетро» вновь приобрело статус проводника дружественных отношений двух государств, что помогало развиваться российско-­вьетнамскому нефтяному проекту.
В 2003 году добыча СП «Вьетсовпетро» достигла исторического максимума – 13,5 млн т, после чего началось закономерное снижение. Через три года добыча нефти сократилась на 27 % и составила 9,8 млн т, а еще через три – производство снизилось до 6,5 млн т. Это вызывало беспокойство в правительстве Вьетнама, и нужно было срочно искать новые решения.
От «Белого Тигра» уже мало кто ждал новых открытий, казалось, что вся база исчерпана, но за счет развития науки и разработанным новым подходам к работе с терригенными отложениями стало возможным вдохнуть в старое месторождение новую жизнь. Активная разведка и разработка новых блоков месторождения позволяет совершать новые открытия почти каждый год.
Казалось, что только недавно большим событием была разработка и ввод в эксплуатацию блок-кондуктора № 20в Юго-­Западной части Блока 09–1 (2019 год), как подоспело новое –на блоке 09–2/09 были открыты два нефтегазовых месторождения: Kinh Ngu Trang и Kinh Ngu Trang Nam, промышленные запасы которых составляют 28,3 млн тонн нефти и 10,2 млрд м3 газа.
25 января 2019 года состоялся долгожданный ввод в эксплуатацию нового месторождения «Белуга»: стартовый дебит трех скважин составил более 10 тыс. барр./сутки, что выше планируемого более чем на 25 %.
Сегодня СП «Вьетсовпетро» – это мощный производственно-­технологический комплекс по добыче нефти в Азиатско-­Тихоокеанском регионе (АТР), который носит ключевой статус в многогранных и взаимовыгодных экономических отношениях двух стран.