Министерство Энергетики

Угольная отрасль остается перспективной, несмотря на энергопереход

Угольная отрасль остается эффективной и обладает большими перспективами, несмотря на экономический кризис после пандемии коронавирусной инфекции и энергопереход на безуглеродные источники энергии, высказал мнение заместитель министра энергетики Анатолий Яновский.
«Современная высокоэффективная экологически чистая угольная генерация в 1,3 раза дешевле ветряной и в 1,9 раза дешевле солнечной генерации. Поэтому место для угля в системно развивающейся «чистой энергетике» однозначно найдется — поскольку уже сегодня «чистая» угольная генерация имеет значительные конкурентные преимущества по затратам на производство электроэнергии и тепла перед технологиями ВИЭ», — сказал он в интервью «Российской газете».
По данным Совета по минералам Австралии (Minerals Council of Australia) за 2019 год, полная приведенная стоимость электроэнергии для электростанции на каменном угле составляет 67 долларов — 91/МВтч; для станции с комбинированным циклом, работающей на природном газе, — 64 долларов — 91/ МВтч; для электростанции на буром угле — 75 долларов — 88/ МВтч. Между тем аналогичный показатель для ветряных станций составляет 85 долларов — 121/МВтч, для солнечных фотоэнергетических станций — 118 долларов — 172/ МВт*час.
Кроме того, уголь, как энергоресурс, обладает и другими преимуществами. Его месторождения равномерно распространены на земле, разработка угольных месторождений не несет значительных капитальных затрат, его транспортировка не требует особых условий и может быть осуществлена как по железной дороге, так и грузовиками. Рынок угля стабилен и предсказуем, в отличие от нефтяного. Наличие угля в топливно-энергетическом балансе повышает энергетическую безопасность и надежность энергоснабжения. Так, например, в отсутствие накопителей электроэнергии и тепла, только газовая и угольная генерация способны эффективно выполнять регулирующие функции.
Кроме того. На текущий момент существуют экономически эффективные «чистые» технологии угольной генерации и использования угля в нефтехимии. Технологии глубокой переработки угля развиваются в Китае, США, Германии, Японии, ЮАР, Польше и в некоторых других странах, где из него получают несколько десятков наименований товарной продукции с высокой добавленной стоимостью.
Поэтому рынок угля, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе в Индии и других развивающихся странах будет расти. В Китае, Индии и Вьетнаме планируется построить более 1000 угольных электростанций, работающих на принципах HELE (высокая эффективность и низкая эмиссия). Всего страны АТР строят и планируют к вводу более 200 ГВт угольных генерирующих мощностей. Япония и Южная Корея, не имеющие собственного производства угля, продолжают поддерживать за счет импорта его долю в своих топливных балансах на уровне 26-29%.
В Европе, несмотря на планы по переходу на безуглеродную экономику к 2050 году, ситуация с угольной генерацией не однозначна. В частности, в Германии, являющейся одним из лидеров «энергетического перехода», и после 2030 года продолжат работать около 15 угольных электростанций общей мощностью почти 20 ГВт. В ряде государств Европы не закончены дискуссии по вопросу об отказе от угольной генерации и возможных экономических последствиях такого решения. А в таких странах, как Польша, Румыния, Словения, Хорватия, Болгария, данный вопрос вообще не стоит на повестке дня. При этом Польша, на которую приходится более пятой части всего европейского потребления угля, будет стараться сохранить функционирование государственной угольной компании PGG до 2049 года (с государственной поддержкой).
По словам А.Яновского, Россия в 2020-2021 годах снизит экспорт угля на мировые рынки примерно на 5-6% в год. Но уже с 2022 года можно ожидать роста экспорта угля. Поставки будут идти как на азиатские рынки, так и на европейские.
«Европа — крупнейший экспортный рынок для российского угля. Даже в сложном 2020 году наши компании поставили в страны Европы 45 млн тонн угля. Это более 20% от его ожидаемого общего экспорта из нашей страны (208-210 млн тонн). Что касается Китая и Индии, то есть полная уверенность в том, что даже в условиях активной экологической политики, российский уголь будет здесь востребован. Поставки угля из России в эти страны растут, в 2020 году в Китай будет поставлено 37 млн тонн против 32,8 млн тонн в 2019 году. Индия увеличит закупки российского угля на 6-7%. Дальнейшие планы также предусматривают рост экспортных поставок, прежде всего коксующегося и качественного энергетического угля», — сказал он.
По данным вице-премьера РФ Александра Новака, в уже в этом году на фоне сильных холодов Европа резко увеличила закупки российского угля. «Сейчас стали загружать угольные электростанции. Экспорт угля даже в России резко вырос. И если у нас, например, было нерентабельно поставлять в Европу, то сейчас у нас возобновились поставки угля в Европу. Буквально в эти недели холодных температур», — сказал он в ходе экспертной дискуссии «Будущее энергетики» в рамках Гайдаровского форума.
В целом, как отметил А.Яновский. тезис о том, что в будущем угольной отрасли не будем места в мировом энергобалансе «отражает скорее дань моде, чем истинное положение вещей». «Спрос на угольное топливо, традиционно играющее роль замыкающего энергоресурса, чаще всего сокращается во время кризисов, и растет в периоды оживления экономики», — подчеркнул замминистра.