Министерство Энергетики

Energo cells. Space closed in the energy tension, as the basis for dark matter, dark energy

В.А. Иктисанов, Ф.Д. Шкруднев. Чужеродное вторжение

Валерий Асхатович Иктисанов
Заведующий лабораторией гидродинамических исследований института «ТатНИПИнефть»,
д. т. н., профессор
e-mail: iktissanov@tatnipi.ru

Фёдор Дмитриевич Шкруднев
Полномочный представитель Президента РФ в Ленинградской области в 1993 – 1999 гг., Председатель Президиума русского научно-технического общества
e-mail: rnto369@gmail.com

Valery Iktisanov
Head of the Hydrodynamic Research Laboratory, TatNIPIneft Institute, Doctor of Technical Sciences, Professor
e-mail: iktissanov@tatnipi.ru

Fedor SHKRUDNEV
Authorized Representative of the President of the Russian Federation in Leningrad Region in 1993 – 1999, Chairman of the Presidium of the Russian Scientific and Technical Society
e-mail: rnto369@gmail.com

УДК 622.276

Аннотация. Добыча и потребление нефти оказывают значительную нагрузку на экологическую систему планеты. Кроме уже известных негативных эффектов, связанных с бурением, добычей и производством нефтепродуктов, появляется еще один фактор, связанный с особыми свой­ствами углерода, содержащегося в нефти. Разработана новая гипотеза образования углеводородов. Она предполагает, что углерод нефти является отработанной первичной материей, ранее используемой в жизнедеятельности организмов. Косвенно об этом свидетельствуют известные исследования по отличию изотопного состава углерода для биохимических газов и природных (попутных) газов месторождений. Именно по этой причине добыча нефти и её использование ведут к вторжению чужеродного углерода в живые организмы, что провоцирует дополнительные заболевания и мутации.
Ключевые слова: нефть, экологические проблемы, концепция происхождения углеводородов, восполнение запасов, первичные материи.

Abstract. Oil production and consumption put a significant burden on the ecological system of the planet. In addition to the already known negative effects associated with drilling, production and oil refining, there is another factor associated with the special properties of carbon contained in oil. A new hypothesis has been developed for the formation of hydrocarbons. It’s suggested that the carbon of oil is the spent primary matter previously used in the life of organisms. Indirectly, this is evidenced by well-known studies on the difference in the carbon isotopic composition for biochemical gases and natural (associated) gas fields. It is for this reason that oil production and its use lead to the invasion of foreign carbon into living organisms, which provokes additional diseases and mutations.
Keywords: oil, environmental problems, the concept of the origin of hydrocarbons, replenishment of reserves, primary matter.

На современном этапе деятельности человека нефть получила огромное распространение в различных сферах деятельности – энергетике, экономике, геополитике и так далее. Широкое использование «черного золота» началось с появлением двигателей внутреннего сгорания. В начале прошлого века почти половину топлива составляло биотопливо, которое впоследствии вытеснили нефтепродукты. В последнее время вновь наметилась тенденция на увеличение производства биотоплива, но ограниченные ресурсы и значительная численность населения планеты не позволяют расширить это направление.
Широкое использование нефти и нефтепродуктов вызывают закономерные опасения экологов. В качестве отрицательных факторов обычно рассматриваются:
– потери нефти на всех технологических этапах её добычи, транспортировки, хранения, переработки и сбыта;
– попадание в атмосферу продуктов горения углеводородов.
По данным кафедры промышленной экологии РГУ нефти и газа им. Губкина, потери нефти могут доходить до 5 % от ее добычи [1]. То есть при добыче в 2018 году 555 млн тонн потери достигали 28 млн тонн. Но даже меньший процент потерь всё равно приводит к значительной нагрузке на экологическую систему.

Рис. 1. Из выступления зав. кафедрой промышленной экологии РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина на совещании РАЕН 14.02.2020 г.


Отдельно следует упомянуть вред, причиняемый природе в процессе строительства скважин и проведения гидроразрывов пластов. Тепловые методы повышения нефтеотдачи при разработке высоковязких нефтей и битумов ведут к значительным выбросам продуктов горения. Но только ли эти негативные факторы, которые у всех на слуху, сопутствуют использованию нефти в экономике?
Для ответа на этот вопрос следует обратиться к так и нерешенной проблеме происхождения углеводородов. Ранее мы предложили концепцию образования углеводородов и восполнения запасов в истощенных месторождениях, которая может устранить основные противоречия существующих исследований в области геологии и разработки нефтяных и газовых месторождений [2]. В работе показано, что причиной возникновения различных элементов и полезных ископаемых является определенный набор первичных материй в соответствующих локальных неоднородностях планеты (рис. 2). По мере синтеза вещества, а ещё точнее – гибридных материй, включающих в себя физическое плотное вещество, происходит компенсация неоднородности мерности пространства и синтез веществ прекращается. Проще говоря, запасов углеводородов в коллекторах достаточно много, и для синтеза новых объемов просто нет места. При разработке полезных ископаемых вновь возникает перепад мерности, приводящий к дополнительному синтезу этих веществ. При этом данный процесс происходит не мгновенно, а растянут на сотни и тысячи лет.

Рис. 2. Втекание и вытекание первичных материй из планеты
1 – ядро планеты; 2 – пояс магмы; 3 – кора; 4 – атмосфера; 5 – вторая материальная сфера; 6 – циркуляция первичных материй через поверхность планеты; 7 – нисходящие потоки первичных материй; 8 – восходящие потоки первичных материй, £ – мерность пространства


Применительно к вопросам образования нефти имеется один нюанс, который требует дополнительного пояснения. Различными исследованиями показана близость соотношения изотопов углерода C 13/C 12 в нефти и в останках живых организмов. Эти исследования наталкивают на мысль, что спектр первичных материй, из которых синтезируются нефть и газ, должен иметь отношение к живым организмам. Вместе с тем, в наших работах отрицается образование нефти, как продукта фоссилизации (захоронения) органического вещества в осадочных отложениях, как и не поддерживается концепция абиогенного происхождения нефти.
Выход из кажущегося противоречия довольно простой – нефть образуют материи, имеющие отношение к живым организмам. Заметим, что схожим образом образуется и сера в ушах человека без наличия ­каких-либо желез.
Однако первичные материи, вырабатываемые ДНК в ядрах клеток, являются той жизненной силой, без которой организмы существовать не могут (рис. 3). Поэтому навряд ли эти потоки в процессе жизни организма будут уходить на образование нефти. Совершенно иное, смерть одно- или многоклеточного организма, в результате чего прекращается циркуляция первичных материй. В этом случае вполне возможно, что остатки этих материй могут быть отходами и пойти на образование углеводородов.

Рис. 3. Физически плотная клетка со вторым, третьим, четвертым материальными телами
1 – физически плотное тело клетки; 2 – второе материальное тело клетки; 3 – третье материальное тело клетки; 4 – четвертое материальное тело клетки; 5 – энергетический канал между физически плотной клеткой; вторым; третьим и четвертым материальными телами; 6 – аппарат Гольджи; 7 – митохондрии; 8 – эндоплазматическая сеть; 9 – центриоли; 10 – клеточное ядро


Здесь у многих может возникнуть вопрос – клетка или организм гибнет на поверхности планеты, а углеводороды образуются в её недрах? Ничего противоестественного в этом нет, так как потоки первичной материи свободно проходят через физически плотное вещество (твердое тело, жидкость, газ) и достигают как верхних этажей планеты, так и уходят вглубь Земли (рис. 2). В итоге, рассматриваемый спектр материй для образования нефти, может быть только отходами в процессе гибели клеток или организма в целом.
Тогда получается, что формирование спектра необходимых первичных и гибридных материй для синтеза углеводородов осуществляется не самой планетой, как для иных химических элементов и полезных ископаемых, а в результате отмирания организмов. Причем процесс образования нефти происходит с обязательным наличием воды в пластах, что подтверждает резкое отличие изотопного состава вод нефтяных и газовых месторождений от других типов вод, а также эксперименты, показывающие разрушение больших количеств пластовой воды [4, 5].
Предлагаемая концепция прояснила вопросы нахождения следов и запасов нефти в кристаллическом фундаменте и в сланцах сверхнизкой проницаемости, подпитку месторождений в процессе их длительной эксплуатации, вторичности углеводородов по отношению к вмещающим их коллекторам, возраста нефти, существования различных типов нефтей и повышенного содержания в них соединений серы и металлов, чередований в разрезе нефтяного месторождения нефте- и водонасыщенных пластов, влияние космических факторов и др. [6–10].

Добыча битумной нефти открытым способом
Источник: realt.onliner.by


Если резюмировать всё выше написанное, то нефть является продуктом синтеза первичных материй, ранее используемых в жизнедеятельности живых организмов. Из данного заключения можно сделать несколько важных выводов.
Один из них – чем больше гибнет организмов в настоящее время, тем в большей степени происходит прирост запасов углеводородов в наше время. Поэтому все эпидемии и пандемии способствуют приросту запасов углеводородов. Безусловно, последнее рассуждение больше образное, т. к. человек является лишь малой толикой всей биомассы планеты. Но вполне возможно, что образование нефти не пропорционально отмершей биомассе. В настоящее время согласно исследованиям общего изотопного состава углерода нефти и её фракций [11] производится отнесение генетического типа нефти к морским или континентальным отложениям (рис. 4). В большей степени, данное разделение вызвано текущими представлениями в геологии по биогенному образованию нефти. Но это деление может быть совершенно иным в рамках предлагаемой концепции, учитывая тот факт, что наибольшая плотность потоков первичных материй характерна для нервных клеток высших млекопитающих [3]. В этом случае вклад эпидемий и пандемий в прирост запасов нефти может быть более значительным, как бы это не казалось на первый взгляд абсурдным.

Рис. 4. Типичные изотопно-­фракционные кривые органического вещества
1 – аквагумусового; 2 – гумусового; 3 – сапропелевого (взято из работ Э.М. Галимова и соавторов) δ13С – относительный изотопный состав от стандарта; УВ – углеводороды; С – смолы (СГБ – гексан-­бензольные; СБ – бензольные; С – бензол-­метанольные); А – асфальтены

Известно, что состав углеводородов, особенно для нефтяных месторождений, может быть самым разнообразным. Нам представляется, что состав нефти обуславливается спектром первичных материй различных организмов. Более сложные организмы, имеющие несколько уровней материальных тел, приводят к образованию и более сложных смесей углеводородов с сопутствующими соединениями металлов и серы. Менее сложные организмы, например, одноклеточные и вирусы, ведут к образованию простейших углеводородов, большей части метана.
В ближайшие десятилетия возможно значительное сокращение численности людей на планете с текущих 7,5 миллиардов, о чем свидетельствуют первые отголоски – прогрессирующий рост сердечно-­сосудистых и онкологических заболеваний, существенное ухудшение экологической ситуации, уменьшение рождаемости в Китае и др. Поэтому учитывая эту тенденцию, процесс подпитки месторождений будет активизироваться, что по сути мы и наблюдаем по увеличению добычи нефти на длительно разрабатываемых месторождениях [2,6–9]. Компания «Татнефть», которая показывает в последнее время прирост добычи, является ярким примером в этом направлении. Ведь для того, чтобы добывать нефть, нужно не только заниматься процессами интенсификации добычи нефти и увеличения нефтеотдачи, а также изменять организационную структуру компании, но и, в первую очередь, обладать приростом запасов нефти.
Другой принципиальный вывод, непосредственно связанный с вопросами экологии, заключается в том, что отходы от бывшей жизнедеятельности высших организмов в виде углеводородов помещаются в недрах Земли. В связи с этим следует задаться следующим вопросом – если углеводороды утилизируются матушкой-­природой, у которой всё продумано, то стоит ли добывать эти углеводороды и использовать в народном хозяйстве? Или по-другому, является ли нефть природным даром, как говорят многие, зарабатывая на этом большие деньги, либо использование нефти, как бывших отработанных материй, приносит огромный вред всему живому? Напрашивается однозначный ответ – нефть представляет собой утилизацию отработавших материй, в связи с чем её сжигание означает чужеродное вторжение в живые организмы, которое приводит к мутациям, болезням и др. [12].
Безусловно существует много факторов повышения заболеваемости людей в последнее столетие, и сводить все заболевания к использованию нефти в народном хозяйстве, а еще точнее, «отработанного» углерода – неправомочно. Тем не менее, данный фактор ранее никогда не рассматривался экологами. Например, совершенно нетрудно проверить влияние на жизнедеятельность растений чистого углекислого газа, полученного при сжигании древесины, нефти и газа. В первом приближении ответ очевиден, чему имеются косвенные подтверждения из исследований 60-х и 70-х годов прошлого столетия Ф.А. Алексеева и В.С. Лебедева, которые свидетельствуют, что углерод болотного газа по изотопному составу значительно легче углерода нефти и природного газа. В целом углерод метана биохимических газов содержит относительный изотопный состав от стандарта δ13С от – 50 до – 97 0/00 [13], т. е. гораздо легче. Интересно отметить, что изотопный состав углерода не зависит от возраста отложений и тектонического строения районов, отмечается только утяжеление изотопного состава газов с увеличением глубины залегания пород.
Конечно захоронение нефти в недрах Земли не является стопроцентным, учитывая гораздо меньшую плотность углеводородов по сравнению с окружающими породами. Всем известны естественные выходы углеводородов на поверхность Земли в виде грязевых вулканов, «черных курильщиков» и других, а также бактерии, которые поедают углеводороды. Тем не менее, значительная часть углеводородов содержится в традиционных ловушках и в виде следов и вкраплений в различных плотных породах.
Декарбонизация и внедрение условно возобновляемых источников энергии не лишены здравого смысла, хотя имеют в своей основе совершенно иные принципы. Стоит подчеркнуть, что:
– на антропогенную деятельность человека приходится всего 0,1 % выбросов углекислого газа;
– на Земле существовали периоды с гораздо большим содержанием углекислого газа в атмосфере.
Поэтому задачи декарбонизации в той форме, которые подаются обществу, политизированы и надуманы. Вместе с тем, углерод от бывшей жизни, захороненный в виде углеводородов в недрах Земли, является уже не тем углеродом, который необходим для процессов жизнеобеспечения. Именно поэтому необходимо ограничивать, а в потенциале и прекратить сжигание нефти, в составе которой наблюдается наибольшее соотношение углерода к водороду.
Заметим, что образования нефти не происходило на всем протяжении жизни на Земле. Как показали исследования [9], возраст нефти не соответствует возрасту вмещающих пород и составляет всего несколько тысяч лет. Это говорит о том, что ранее отработанные первичные материи утилизировались или использовались иным образом, но в настоящее время этот процесс нарушен. Поэтому следует также задуматься над вопросами действительной утилизации этих материй, которые нельзя выпускать в оборот в природе, либо совершенствовать эти процессы, как это происходило более 4–6 тысяч лет назад.
Таким образом, в рамках новой гипотезы образования углеводородов, основанной на более общих физических законах, нефть представляет собой отработанные первичные материи, ранее используемые в жизнедеятельности живых организмов.
Именно по этой причине, не рассматриваемой раньше экологами, добыча нефти и её использование в народном хозяйстве ведут к чужеродному вторжению углерода в живые организмы, которое грозит мутациями и болезням. Косвенно об этом свидетельствуют известные исследования по отличию изотопного состава углерода для газов при разложении органического вещества и природных (попутных) газов месторождений.
В свою очередь прогрессирующий рост заболеваний, ухудшение экологической обстановки ведут к повышению прироста запасов нефти, чему имеются достаточно доказательств.
Градацию генетического типа нефти следует проводить не по отнесению к морским или континентальным отложениям, а по совершенно иному признаку – сложности строения организмов. Различие живых организмов, от простейших до обладающих высшей нервной деятельностью, ведет к многообразию состава углеводородов.

Использованные источники

  1. Мещеряков С.В., Еремин И.С. Современные технологии обращения с отходами нефтегазового сектора в России // Выступление на собрании РАЕН, 14.02.2020.
  2. Иктисанов В.А., Шкруднев Ф.Д. Загадочная тёмная маслянистая жидкость. М.: ОАО «ВНИИОЭНГ», 2019. 104 с.
  3. Левашов, Н.В. Сущность и Разум. Т. 1–2 / Санкт-­Петербург, ИД.: «Митраков», 2012. 592 с.
  4. Молчанов В.И., Гонцов А.А. Моделирование нефтегазообразования. Новосибирск: ОИГГМ, 1992. 246 с.
  5. Зыкин Н.Н. Генезис пластовых вод нефтяных месторождений по данным их изотопного состава. – URL: http://hydropetroleum.ru/conference/teoret/teo27.pdf
  6. Роль глубинной дегазации Земли и кристаллического фундамента в формировании и естественном восполнении запасов нефтяных и газовых месторождений / Р.Х. Муслимов, В.А. Трофимов, И.Н. Плотникова, Р.Р. Ибатуллин, Е.Ю. Горюнов – Казань: Изд-во «ФЭН» Академии наук РТ, 2019. 264 с.
  7. Гаврилов В.П. Ресурсы нефти и газа возобновляемы. – URL: http://www. gubkin.ru/faculty/geology_and_geophysics/chairs_and_departments/geology/ Neft%20gas%20vozobnovlyaemy.pdf
  8. Тимурзиев А.И. Фундаментная нефть осадочных бассейнов – альтернатива «сланцевому» сценарию развития ТЭК России (на примере западной Сибири) // Углеводородный и минерально-­сырьевой потенциал кристаллического фундамента: Материалы Международной научно-­практической конференции – Казань: Изд-во «Ихлас», 2019. С. 12–15.
  9. Закиров С.Н., Индрупский И.М., Закиров Э.С. и др. // Новые принципы и технологии разработки месторождений нефти и газа: Часть 2, М.; Ижевск: Ин-т компьютер. исслед., 2009. 484 c.
  10. Peter J.M., Peltonen P., Scott S.D. et al. Ages of hydrothermal petroleum and carbonate in Guaymas Basin, Gulf of California: Implications for oil generation, expulsion, and migration // Geology. 1991. V.19. P. 253–256.
  11. Камалеева А.И., Кодина Л.А., Власова Л.Н., Богачева М.П., Галимов Э.М. «Аномальные» нефти Татарстана: генетические корреляции, возможное происхождение // Доклады Академии наук. – 2014. – Камалеева А.И., Кодина Л.А., Власова Л.Н., Галимов Э.М. Исследование органического углерода в породах кристаллического фундамента и коры выветривания Татарстана // Геохимия, 2013, № 1. С. 16–26.
  12. Маков Б.В. Отказ от англо-­американо-европейских технологий. – URL: http://www.salvatorem.ru/?page_id=3140
  13. Зорькин Л.М. Генезис газов подземной гидросферы (в связи с разработкой методов поиска залежей углеводородов) // Геоинформатика – М., 2008. № 1. С. 45–53.