Министерство Энергетики

Пандемия COVID-19: «черный лебедь» или «знамение свыше»?

Алексей ГРОМОВ
Главный директор по энергетическому направлению, руководитель Энергетического департамента фонда «Институт энергетики и финансов», к. г. н.
e-mail: a_gromov@fief.ru

Вспышка пандемии COVID‑19, поразившая мир в 2020–2021 гг., оказала серьезное влияние на все сферы социально-­экономической жизни общества, не только спровоцировав сильнейший мировой социально-­экономический и энергетический кризис со времен окончания Второй мировой вой­ны, но и став своего рода триггером ускорения процессов глубинной социокультурной, энергоинформационной и даже цивилизационной трансформации общества и человека.
В большинстве сегодняшних публикаций и исследований на тему пандемии огромное внимание уделяется анализу и оценке ее экономических и социальных следствий в их традиционном понимании (сокращение бизнес-­активности из-за периодически повторяющихся локдаунов ряда ведущих экономик мира, рост безработицы, беспрецедентный кризис на мировых рынках углеводородов и пр.). При этом многие из нас сознательно или подсознательно все еще оценивают пандемию как временный «провал» социально-­экономического развития нашей экономики и общества, который будет скоро преодолен, и мир вернется к допандемийной парадигме своего эволюционного развития.
Однако весьма вероятно, что пандемия COVID‑19 ускорила переход нашего общества и мирохозяйственной системы в целом на новый этап цивилизационного развития, основанный на ускорении процессов энергоинформационной трансформации всего привычного нам уклада жизни во всем его многообразии.
Представляется, что пандемия стала не столько «черным лебедем», который сломал привычный уклад жизни людей, но и своего рода «знамением свыше», не только встряхнувшим человечество, но и показавшим всему миру востребованность иного пути цивилизационного развития, основанного не на экономической доминанте и товарно-­денежных отношениях во всем и вся, а на принципах социогуманизма, когда на первый план выходит человек, его здоровье и гармония с окружающим миром.
Безусловно, социогуманистические тенденции получили свое развитие гораздо раньше глобальной пандемии, но именно она показала степень их значимости для современного мира, грубо нарушив привычную людям экономическую гонку за прибылью и, посадив их, пусть на время, но по домам, дала возможность почти каждому человеку осознать свое место в современной жизни, свои человеческие приоритеты и привязанности, которые оказались гораздо богаче и глубже, чем обыденная экономическая мотивация общества потребления.
Пандемия также резко ускорила масштабное внедрение целого ряда новых цифровых, энергетических, телекоммуникационных, бионических и даже космических технологий, развитие которых сегодня значительно опережает процессы осознания человеком тех изменений, которые они уже привнесли в привычный всем нам уклад жизни.
А без осознания происходящих изменений и поиска оптимальных путей адаптации человека к ним, мы не сможем построить полноценную и гармоничную энергоинформационную или даже космопланетарную цивилизацию, в которой человек будет чувствовать себя уверенно и комфортно.

Человек и многомерная реальность

Так, развитие информационных и телекоммуникационных технологий привело к многомерности пространства или реальности, в которой живет современный человек. Если раньше повседневной реальностью было наше социальное окружение, взаимодействие с которым осуществлялось посредством физического общения, то сегодня технологии позволяют практически уйти от такого формата человеческого взаимодействия.
И пандемия COVID‑19 наглядно это доказала, поскольку в условиях массового карантина экономики и самоизоляции людей в своих квартирах и домах, общение и решение бизнес-­вопросов перешло в плоскость телеконференций и вебинаров, общения в соцсетях и электронной переписки.
Да, все это развивалось и раньше, но служило своего рода удобным дополнением к нашим привычным паттернам повседневного общения. Однако во время пандемии оказалось, что именно такой формат виртуального общения может стать основным.
Более того, оказалось, что вполне эффективны и форматы удаленной работы, дистанционного обучения, телемедицины, а также проведения международных саммитов самого высокого уровня с участием глав-государств в онлайн-­формате.
В этой связи, представляется, что пандемия действительно оказала глубинное воздействие на нашу повседневность, по сути, ускорив формирование основ энергоинформационного общества, основанного на многомерности окружающей нас реальности, растущем и ускоряющемся информационном потоке, всепроникающем искусственном интеллекте и бионических технологиях.
Сегодня человек имеет возможность жить в нескольких реальностях одновременно. С одной стороны, это традиционное социальное окружение «за окном». С другой – это реальность социальных сетей, которая позволяет человеку быть не таким, каким он есть на самом деле, а формировать свой социальный образ, который он хочет представить обществу. И, наконец, виртуальная реальность, которая позволяет человеку полностью уходить в воображаемые реальности, создавать их и даже жить в них, представляя себя драконом, эльфом или персонажем компьютерных игр.

Команда профессиональных киберспортсменов
Источник: Gorodenkoff / Depositphotos.com

При этом очень важно понимать, что, по мере развития соответствующих телекоммуникационных технологий и технологий дополненной реальности, многомерность окружающего нас мира будет лишь усиливаться, а объективное понимание безусловной доминанты реальности «за окном» будет снижаться в пользу различных виртуальных пространств, в той или иной степени интегрированных в нашу повседневность.
Можно даже предположить, что в перспективе человек сможет выбирать ту реальность, в которой он предпочитает вести социальную жизнь. А это может привести к появлению растущей категории так называемых виртуальных людей, которые могут потерять связь с окружающей объективной реальностью и выпасть из классических рамок человеческого общества, или сформировать новые поведенческие паттерны в его развитии.
Таким образом, одним из основных цивилизационных изменений, к которым нас подталкивает пандемия COVID‑19, является нарастающая виртуализация человеческого общения и экономической деятельности, важным следствием которой служит увеличение многомерности и информатизации окружающей нас реальности и перевод многих привычных нам сфер социально-­экономической, политической и культурной жизни в цифровой формат.
При этом нарастающая многомерность окружающей нас среды и ее все большая виртуализация, стирающая границы между странами и людьми, приводят к серьезным общественным трансформациям, когда на первый план начинают выходить не традиционные объединительные связи реального общества, как правило, привязанные к окружающему нас пространству (семья, школа, университет, община, нация или народ), но глобальная общность интересов, мировоззрения, увлечений и хобби. Ярким примером такого рода связей являются т. н. глобальные флешмобы, которые служат одним из способов демонстрации мнений людей, объединенных общими принципами, идеями и увлечениями.
По сути, на наших глазах зарождается новая цифровая глобализация общества, которое посредством виртуального общения через соцсети становится по-другому структурированным. При этом общественная жизнь в условиях пандемии зачастую подчиняется новой виртуальной реальности и скорее дополняет ее, а не наоборот. Реальное общество становится все более атомизированным, однако индивиды, его составляющие, объединяются в новые движения и социальные группы в обществе виртуальном, которое стало почти для всех нас вынужденной реальностью в эпоху пандемии.

Человек и информация

В этом контексте все возрастающую значимость для человека приобретает информация и способы ее восприятия, поскольку многомерность окружающей нас реальности как раз и обеспечивается тем информационным потоком, который, благодаря новым технологиям с применением искусственного интеллекта, во все большей степени подстраивается под наши нужды и предпочтения.
Традиционно информация была для человека одним из важнейших источников знания, своего рода энергией его духовно-­интеллектуального развития и получения конкурентных преимуществ. При этом долгое время главным для человека был поиск нужной информации, которая, как правило, уже носила структурированный характер, что помогало превращать ее в знание.
Развитие телекоммуникационных и интернет-­технологий при практически полном отсутствии ­какого-либо фильтра или контроля над размещением информации в глобальной сети привело к тому, что информационные потоки резко возросли и стали общедоступными. Более того, сегодня каждый человек может выкладывать свою информацию в интернет. Однако при беспрецедентном росте информационного потока и его общедоступности резко снизилась степень структурированности получаемой информации, а также степень ее достоверности.
В результате, человек оказывается под постоянным воздействием нарастающего информационного потока или «шума», который он должен правильным образом структурировать внутри себя, чтобы информация превращалась в новое знание.
Другими словами, во взаимодействии человека и информации произошел переход от простого поиска информации к задаче ее правильной структуризации и объективизации в условиях постоянно нарастающего информационного «шума», появления фейковых новостей и технологий управления большими информационными массивами.
В этой связи возникает сразу несколько вопросов для дискуссии по данному направлению.
Как помочь человеку выстроить правильные ориентиры для структурирования постоянно растущего информационного потока с тем, чтобы в этом потоке не происходила подмена понятий, искажение объективной реальности, но при этом сохранялись все права на свободу слова и самовыражения?
Существуют ли биологические пределы человеческого мозга для восприятия и структурирования информационных потоков? И не получится ли, что дальнейшее развитие т. н. клипового мышления (восприятия информации как картинки или образа) как наиболее популярного способа обработки растущих и постоянно ускоряющихся информационных потоков снизит аналитические способности человека, поскольку он будет просто не успевать структурировать поступающую в его мозг информацию?

Человек и искусственный интеллект

И тут мы сразу переходим к еще одному крайне непростому вопросу – дальнейшего сосуществования или соразвития человека и искусственного интеллекта.
Как уже говорилось выше, человек всегда стремился к структурированию получаемой информации и активно развивал соответствующие технологии ее обработки, обобщения и структуризации. Так появились компьютеры, а сегодня активно развиваются технологии цифровизации всего и вся, а также обработки так называемых больших данных (Big Data).
Однако принципиально новым шагом для человека стала разработка технологий искусственного интеллекта и машинного обучения, которые позволяют не только обрабатывать и анализировать получаемую информацию по заданным человеком правилам, но и самим совершенствовать эти правила. Другими словами, компьютеры, изначально созданные в качестве помощников человеку для обработки и структурирования получаемой информации, сегодня имеют возможность для саморазвития, правда, пока лишь в пределах заложенных человеком алгоритмов. Но только пока!
Проникновение искусственного интеллекта в нашу повседневность происходит очень быстро. Искусственный интеллект, подключенный к соцсетям или крупным интернет-­ресурсам, собирает огромные массивы информации о наших привычках, склонностях и увлечениях, а потом подбирает нам соответствующую контекстную рекламу, подсказывает, какие продукты или одежду нам стоит купить, какие мероприятия посетить и т. д.
Сегодня алгоритмы искусственного интеллекта фактически заменили собой биржевых аналитиков, которые просто не имеют физической возможности конкурировать с алгоритмами в скорости принятия решений по купле-­продаже активов на торговых площадках, поскольку они не способны так же быстро анализировать гигантские объемы поступающих данных, как это делают машины.
В ближайшей перспективе, во многом благодаря распространению технологий 5G (а в перспективе – уже и активно разрабатываемых технологий 6G), мы ожидаем масштабного появления беспилотного транспорта, управление которым также будет возложено на алгоритмы искусственного интеллекта. В будущем, это может привести к многоуровневой интеграции систем искусственного интеллекта в единые городские транспортные системы и т. д.
Аналогичный путь развития систем искусственного интеллекта видится и в других отраслях экономики, где уже создаются т. н. экосистемы, интегрирующие предпочтения потребителей и предлагающие последним пакетные решения для удовлетворения их нужд и потребностей.
Другими словами, искусственный интеллект очень быстро развивается и, созданный изначально как помощник человека в обработке, структурировании и систематизации растущих и ускоряющихся информационных потоков, он, по сути, превращается в партнера человека. А статус партнерства предполагает, что скоро искусственный интеллект перестанет быть подчиненным человеку и станет, в ­какой-то степени, равноправным участником нашей жизни.

Концепция ресторана будущего
Источник: phonlamai / Depositphotos.com

Сегодня много говорят о проблеме «лишних» людей в формирующемся энергоинформационном обществе, но подразумевают под этим, зачастую, лишь потерю традиционных рабочих мест в тех секторах, где человека легко могут заменить машины (водители такси, биржевые аналитики, продавцы, страховые агенты, банковские работники и пр.). Но проблема гораздо шире! И эта проблема связана с тем, что искусственный интеллект, по мере своего развития, вероятно, превзойдет человека в большинстве его функций, связанных с анализом и структурированием поступающей информации, и вытекающего из такого анализа принятия соответствующих решений.
И если не задуматься над этим вопросом сегодня, то можно легко представить картину будущего, когда основные процессы человеческой жизнедеятельности будут не только управляться, но и контролироваться искусственным интеллектом. Другими словами, уже человек может совсем скоро перестать быть равноправным партнером искусственного интеллекта и попасть в подчиненное положение последнему.
И пандемия COVID‑19 (точнее предложенные властями многих стран мира способы противодействия ей) как ­раз-таки внесла свой существенный вклад в развитие систем контроля над человеком и его деятельностью, в т. ч. с помощью систем искусственного интеллекта. Так, менее чем за год были введены программы удаленного контроля за активностью инфицированных людей, устанавливаемые на смартфонах по обязательному требованию эпидемиологических служб, а системы массового распознавания лиц уже активно применяются в ряде стран не только для удобства прохождения процедуры идентификации, но и для отслеживания перемещения человека в системах общественного транспорта, например.

Новые риски и возможности

Однако искусственный интеллект, дополненная реальность, цифровизация и информатизация всего и вся несут не только риски, но и новые возможности. По сути, на наших глазах формируется ноосфера. Ноосфера в том изначальном понимании, какое было заложено в этот термин его автором академиком В. И. Вернадским, когда разум является не просто высшей силой развития биосферы Земли, но основным инструментом сохранения ее гармонии и жизненного потенциала.
Еще одной непростой темой является проблема совершенствования природных способностей человека с помощью бионических технологий, которые уже сегодня позволяют не только заменять человеку недостающие конечности и отдельные внутренние органы, но и качественно улучшать его природные характеристики. Например, применение экзоскелетов позволяет человеку принципиально улучшить свои природные характеристики в части физической выносливости и силы.
Ведутся активные исследования человеческого генома, которые в перспективе могут позволить модифицировать уникальный человеческий геном и убирать из него гены, ответственные за риск развития тех или иных опасных заболеваний и формирование внешних недостатков.
Таким образом, бионические технологии и генная инженерия в будущем, по-видимому, будут способны улучшать физическую природу человека. Более того, не исключено, что уже в скором будущем будут найдены способы улучшения аналитических возможностей человека путем соединения ресурсов человеческого мозга и компьютерных систем.
Другими словами, стремясь к адаптации к стремительно меняющейся реальности и пытаясь соперничать, в том числе с технологиями искусственного интеллекта, человек будет способен менять свои природные характеристики.
Как нам этически относиться к таким изменениям? Готовы ли мы к ним? Очевидно, что такие модификации человеческой природы требуют огромных затрат. Это, по-видимому, может привести к тому, что усовершенствование человеческой природы будет доступно только наиболее обеспеченным слоям человеческого общества. А это может привести к совершенно новому уровню общественного неравенства, которое будет определяться уже не уровнем доходов, но принципиально разными природными способностями обычных и усовершенствованных людей.
Представляется, что если человечество пойдет по такому пути, то оно рискует столкнуться с беспрецедентным ростом социальной напряженности и конфликтов, а также с появлением новых классов людей, которые будут определяться не их экономическим положением и статусом, а их искусственно модифицированными природными характеристиками.
Хотим ли мы этого? И если нет, то какие рамки в развитии технологий и какие этические основы формирующегося энергоинформационного общества должны быть созданы человечеством для того, чтобы избежать реализации наихудшего сценария развития событий в будущем?
Эти и другие вопросы ставит перед нами стремительно меняющаяся окружающая реальность, которая в условиях пандемии COVID‑19 еще больше ускорила свою трансформацию. Они требуют поиска ответов с тем, чтобы человек и общество не только осознали происходящие с ними и вокруг них изменения, но и были готовы их принять и направить в благоприятное для их развития русло.
Ведь развитие новых информационных, энергетических и бионических технологий с применением искусственного интеллекта создают принципиально новые возможности человеческой цивилизации для прорыва в новые и перспективные сферы, в т. ч. в космос, освоение которого длительное время сдерживалось физическими возможностями человеческого разума и организма.
В этом контексте применение новых бионических технологий, партнерство человека и искусственного интеллекта открывают перед человечеством поистине безграничные возможности формирования новой космопланетарной цивилизации будущего, развитие которой не будет ограничиваться только человеком, обществом и окружающей нас средой обитания, но сможет охватить всю многомерность нашего мира в тесном партнерстве с дополненными реальностями, и, возможно, объединить человечество общностью целей построения нового планетарного будущего для всех.

В будущем роботы могут из помощников
превратиться в партнеров человека
Источник: sdecoret / Depositphotos.com

Безусловно, сейчас это звучит как утопия, но при правильной оценке рисков и возможностей, которые открывают перед нами новые технологии, мы должны не «плыть по течению» изменений, которые уже происходят вокруг нас и не стремиться развернуть их вспять, а смело принять и осознать их, чтобы самим сформировать целевое видение нашего общего будущего и двигаться по пути его достижения с широко открытыми глазами!
Можно бесконечно долго ставить вопросы и обсуждать предстоящие возможности и риски новой реальности, но важно понимать, что развитие нашей цивилизации носит циклический характер, основанный на энергоматериальной и информационно-­ноосферной трансформации окружающей нас реальности, а пандемия COVID‑19 в этом контексте стала лишь значимым триггером перехода от одного (материально-­экономического) состояния цивилизации к другому (социогуманитарному), что неоднократно имело место в прошлом и грядет – в будущем.
При этом, если исходить из того, что земная цивилизация является следствием космического влияния, то сегодня нам следует говорить о перспективной космической (в том числе ноосферной) экспансии будущего человечества. А следуя такому пониманию общего будущего человечества Россия может стать не только перекрестком между востоком и западом на поверхности планеты, но и своего рода «мостом» между Землей и космосом, спроектированном нашими космистами и космонавтами. И энергоинформационная космическая экспансия – это будущее России.