Министерство Энергетики

Д. Н. Кобылкин. Ресурсы арктического шельфа – это наш стратегический запас

Дмитрий Николаевич КОБЫЛКИН,
министр природных ресурсов и экологии РФ.

Арктическая зона Российской Федерации – регион для страны стратегический. Он может стать основным драйвером устойчивого развития экономики страны, локомотивом инноваций для техники и технологий. Катализатором дальнейшего развития территории на сегодня становятся не только традиционные промышленные точки роста по линии освоения минерально-­сырьевых ресурсов, но и транспортные коридоры, прежде всего, Северный морской путь.

На арктических рубежах реализуется большое количество национальных задач, прописанных в майском указе президента России Владимира Путина. В центре внимания руководства страны одновременно находятся увеличение грузопотока по Севморпути, раскрытие экспортного потенциала, внедрение инноваций, сохранение уникального биоразнообразия Арктики, ликвидация накопленного ущерба окружающей среде, развитие науки и медицины. Второстепенных задач здесь нет, потому что всё, что связано с российской Арктикой, затрагивает комплексную целостность и безопасность страны, от благополучного сохранения традиционного образа жизни истинных хранителей вечной мерзлоты – коренных малочисленных народов Арктики – до создания сложных наукоемких производств. Знаю эти вопросы очень глубоко, полжизни посвятил Ямалу и ямальцам.
Безусловно, Арктическая зона России обеспечивает каркас прочности бюджетов всех уровней, но это и экологический индикатор. Процессы глобального потепления климата здесь ощущаются на протяжении последних лет. Репутация «кухни погоды» – региона, способного оказывать влияние на атмосферные процессы в умеренных широтах Северного полушария, закрепилась за Арктикой еще в XX веке. Нам нужна объективная картина в динамике по всем процессам, связанным с изменением климата, которая позволит минимизировать риски и прогнозировать влияние этих перемен на развитие страны. Поэтому мы возвращаем в регион круглогодичные исследовательские экспедиции государственного значения. Нет сомнений, что новая волна хозяйственной деятельности в арктической зоне, включая развитие сухопутной и морской инфраструктуры, добычу полезных ископаемых, геологоразведку, производство энергии и многое другое, должна учитывать изменения и колебания климата при долгосрочном планировании.

Запасы нефти российской Арктики оцениваются в 7,3 млрд т, конденсата – примерно 2,7 млрд т, газа – около 55 трлн м3

Ускоренное освоение минерально-­сырьевой базы арктических регионов и развитие инфраструктурных проектов, помимо прямой экономической выгоды, оказывают сильнейший мультипликативный эффект. Мы это наблюдали при реализации нашего флагманского проекта «Ямал СПГ» в поселке Сабетта (Ямало-­Ненецкий автономный округ). Вслед за решением о разработке гигантского Южно-­Тамбейского месторождения и строительством на его базе завода по сжижению газа в 2012–2013 годах, началось создание многофункционального морского порта Сабетта, одноименного международного аэропорта. В рамках строительства только завода по сжижению газа было создано 30 тысяч высококвалифицированных рабочих мест, загружены мощности десятков производств по всей стране. Мы «разогрели» Северный морской путь. Этот проект, реализованный за Полярным кругом в условиях вечной мерзлоты, стал уникальным примером для всего мира по уровню внедрения природосберегающих технологий и строгости соблюдения экологических норм и правил.

При разработке комплексного проекта «Реализация минерально-­сырьевого и логистического потенциала Арктики», мы подтвердили ранее сделанные расчеты, согласно которым одно рабочее место в Арктической зоне «создаёт» до 14 новых мест по всей стране, каждый руб­ль бюджетных вложений может привлечь до 15 руб­лей инвестиций из внебюджетных источников. Эта программа предполагает почти 11 трлн руб­лей частных инвестиций до 2030 года и увеличение объема грузоперевозок по Северному морскому пути с 2034 года до 157 млн тонн. Многие эксперты высказывают сомнения в таких объемах загрузки Севморпути, но лично у меня нет сомнений. Минприроды России рассчитывает только объемы перевозимых полезных ископаемых и продуктов их переработки, но будут ещё и грузы заводов Урала, сельскохозяйственные грузы. После построения необходимой наземной инфраструктуры в Арктике с выходом к морским портам, в том числе к порту Сабетта, сработает тот самый мультипликативный эффект и в этом вопросе.
Каждый крупномасштабный промышленный проект в Арктике требует глубокой детальной научной проработки. Для Минприроды исследовательское лидерство России в Артике является задачей первостепенной важности. В ближайшее время необходимо разработать единую стратегию научного изучения Арктики, в том числе – высокоширотной. Министерство уже подготовило и внесло в правительство проект дрейфующей научной станции «Северный полюс – 2020» в высоких широтах Арктики. Над научной программой экспедиции работали эксперты Минприроды, Минобрнауки, Минвостокразвития, Российской академии наук, Росгидромета, госкорпорации «Росатом», НИЦ «Курчатовский институт», НО «Полярный фонд», специальный представитель президента по ­международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров и другие. Одним из практических результатов реализации экспедиции станет изучение ледовой обстановки в регионе для обеспечения безопасности судоходства по Северному морскому пути.
В 2021 году в эксплуатацию планируется вести ледостойкую самодвижущуюся платформу «Северный полюс». Она предназначена для круглогодичных комплексных научных исследований в высоких широтах Северного ледовитого океана. Платформа будет совершать длительный дрейф продолжительностью не менее одного года вместе с окружающим ее ледяным массивом. Комплекс исследований дополнит единая информационно-­космическая система «Арктика», разработку которой планируется завершить в ближайшем будущем. Наличие собственной современной российской орбитальной группировки является необходимым условием безопасности.
Одновременно, российские ведомства занимаются подготовкой программы внедрения гибридных судов нового экологического класса и продвижения программы «зеленого судоходства» в Арктике, при котором в качестве топлива для судов может использоваться в том числе сжиженный газ. Это позволит сократить вредные выбросы в атмосферу в рамках выполнения Парижского соглашения по климату. Подобный подход особенно важен для хрупкой, очень ранимой природы Арктики.
Безопасность экологии должна лечь в основу разработки месторождений нефти и газа Арктики, поскольку ресурсная база региона огромна и так или иначе будет вовлечена в разработку. Только запасы нефти российской арктической зоны оцениваются в 7,3 млрд тонн, конденсата – 2,7 млрд тонн, природного газа – около 55 трлн кубометров. Наибольшим потенциалом обладает Ямало-­Ненецкий автономный округ. На него приходится примерно 43,5% от начальных суммарных ресурсов арктической зоны. На арктическом шельфе находится примерно 41% нефтегазовых ресурсов региона.
Помимо этого, в Арктике находятся свыше 97% российских запасов платиноидов, 43% запасов олова, ее кладовые хранят значительное количество никеля, титана, апатитовых руд и руд редкоземельных металлов. Разведанными запасами обеспечивается почти 98% добычи платины, 100% титана, циркония, руд редкоземельных металлов, апатитовых руд и более 97% никеля. В Арктике добывается около половины объемов меди и бокситов, до четверти производства алмазов, золота и серебра, ведётся отработка железных руд и угля.
Убеждён, что развитие Арктического региона – это проект на десятилетия, если не столетия вперёд. И всё это время он будет влиять на благосостояние всей страны.
По-прежнему считаю, что арктический шельф пока надо рассматривать как стратегический резерв развития минерально-­сырьевой базы и добычи углеводородов России. По состоянию на октябрь текущего года на российском шельфе действует 140 лицензий. Основная часть отлицензированных нефтегазовых участков шельфа и транзитных зон находится в распределенном фонде недр. Они распределены «Роснефтью», «Газпромом», «Газпром нефтью», «Новатэком».
Безусловно, часть ресурсов, включающая запасы Мурманского, Северо-­Кильдинского (Баренцево море) и Изыльметьевского (Японское море) месторождений, является федеральным резервом континентального шельфа Российской Федерации.
В настоящее время непосредственно на Арктическом шельфе разрабатывается единственное месторождение – «Приразломное». «Газпром нефть шельф» начал добычу ещё в 2013 году, и на следующий год выдал первый миллион тонн нефти. В 2018 году объем добычи составил 3,2 млн тонн. Добытая нефть танкерами транспортируется потребителям.
Ввод в разработку открытых ранее месторождений «Победа» (Карское море) и «Центрально-­Ольгинское» (Хатангский залив моря Лаптевых) в ближайшее время не планируется в связи с необходимостью проведения больших объемов сейсмических и буровых работ. В условиях тяжелой ледовой обстановки и отсутствия развитой инфраструктуры и технологий, позволяющих сделать добычу в этом регионе рентабельной, освоение этих недавно открытых месторождений отодвигается на будущее.
При всей кажущейся статичности процесса, освоение Арктического шельфа идёт. Практически все объемы сейсморазведки, предусмотренные условиями лицензий, выполнены. Проведение поисково-­разведочного бурения сдерживается отсутствием отечественных технологий и оборудования при санкционных ограничениях. Но даже в таких условиях, в период 2012–2019 годы открыты 5 месторождений на шельфе Арктики («Победа», «Центрально-­Ольгинское», «Северо-­Обское», «им. А. В. Динкова» и «Нярмейское»). Повторюсь, при существующих ценах на нефть разработка месторождений, расположенных на удалении от берега и значительных глубинах в арктических акваториях экономически не оправдана.
Тем не менее, государство принимает меры экономического стимулирования освоения новых морских месторождений углеводородного сырья. Для морских участков обнулена экспортная пошлина на нефть и введены дифференцированные сроки и ставки НДПИ в зависимости от географического расположения месторождения. Так, для участков в Печорском и Белом морях ставка НДПИ составляет 15% на срок до 84 календарных месяцев от начала промышленной добычи, для участков в южной части Баренцева моря (южнее 72 градусов северной широты) ставка НДПИ составляет 10%. Она действует в течение 120 календарных месяцев. Для месторождений, расположенных в северной части Баренцева моря (на 72 градусе северной широты и севернее этой широты), в Карском, Восточно-­Сибирском, Чукотском, Беринговом морях и в море Лаптевых ставка НДПИ достигает лишь 5%, она действует на срок до 180 календарных месяцев.
Все больший интерес нефтяные компании проявляют к участкам в транзитной зоне (суша-море). Заявки по ним поступают от крупных недропользователей, лицензирование происходит по решению правительства РФ. Здесь ключевым критерием для ввода месторождений в разработку является глубина моря. С этой точки зрения, наиболее перспективными в настоящее время являются месторождения и объекты, подготовленные для глубокого бурения на углеводородное сырье, расположенные в транзитных зонах и территориальных водах Печорского моря, губах и заливах Карского моря. Их вовлечение в освоение не потребует кардинальных капитальных затрат, бурение скважин возможно осуществлять с прибрежной суши.
В их числе: Восточно-­Перевозное месторождение, Мадачагская структура, месторождения Варандей-море, Медынское море, Крузенштернское, Чугорьяхинское, Северо-­Каменномысское, Каменномысское, Каменномысское-море, Обское, Южно-­Парусовое, Северо-­Парусовое, Тота-­Яхинское, Семаковское, Антипаютинское, Перекатное, Салекаптское, а также Центрально-­Ольгинское в Хатангском заливе моря Лаптевых. Часть запасов учтена по суше.
Добыча газа с берега сейчас ведется на двух месторождениях: Юрхаровском и Южно-­Тамбейском.
Считаю, что программа разработки транзитных зон должна являться частью государственной политики изучения и освоения нефтегазовых ресурсов шельфа, включающей необходимые уровни добычи нефти в конкретные сроки.
При такой потенциально огромной промышленной нагрузке безусловным приоритетом являются наши экологические требования и контроль.
Сегодня новая экологическая политика реализуется на всей территории Российской Федерации, в том числе в субъектах, входящих в состав Арктической зоны. Конечно, мы постараемся не повторить ошибок первой волны освоения Арктики, когда производственные победы добывались любой ценой. Ликвидация накопленного экологического вреда в регионе также включена в нацпроект «Экология». Выполнение мероприятий позволит сократить площадь загрязненной на 1,7 тысяч гектаров земель и около 36 тысяч км2 акваторий, ликвидировать более чем 18,3 млн тонн отходов I–V классов опасности, улучшить условия проживания более миллиона человек.