Министерство Энергетики

Ю. В. Маневич. Мощный резерв

Юрий Владиславович Маневич –
заместитель министра энергетики РФ

В «век электричества», как эксперты называют XXI столетие, значительные усилия стран сосредоточены на развитии национальных энергосистем. В этой связи российское правительство и Минэнерго (как профильное ведомство) сосредотачивают существенное внимание на оптимизации процессов функционирования секторов энергетики. В частности, ведется работа по модернизации устаревшего оборудования, вводу новых мощностей, расширению магистральной инфраструктуры. В то же время остается ряд актуальных задач, которые требуют решения в самое ближайшее время, и среди наиболее значимых из них – скорейшее снижение неэффективного использования резервов сетевой мощности.

Коротко поясню суть сложившегося на сегодняшний день механизма тарифообразования на услуги по передаче электроэнергии. При технологическом присоединении потребитель заявляет необходимую ему максимальную мощность, на основе которой сетевая компания проектирует, строит и обслуживает объекты сетевого хозяйства. При этом, услуги по передаче электроэнергии оплачиваются исходя из фактического потребления мощности.
Вместе с тем, практика последнего десятилетия показывает, что разница между мощностью, которую потребитель запрашивает при присоединении к сетям и фактически потребляемой ‒ год от года растет. Это приводит к перекрестному субсидированию между потребителями и избыточному строительству объектов сетевого хозяйства, что в конечном итоге способствует росту тарифов. В существующей системе получается так, что негативные последствия наступают для тех потребителей, которые как раз выбирают весь объем зарезервированной мощности – именно на них перераспределяется финансовая нагрузка на содержание сетей.

По данным «Россетей», неиспользуемый резерв мощности достигает 60%. В целом по России резерв мощности составляет порядка
133 ГВт


Для понимания масштаба приведу несколько цифр. На текущий момент, по данным компании «Россети» на основе деятельности их дочерних обществ в 72 регионах, неиспользуемый резерв мощности (разница между максимальной и фактической мощностью) достигает 60% от общего объема. В целом по России резерв составляет порядка 133 ГВт. За период с 2010 года по 2016 год сетевые компании ввели в эксплуатацию сетевой инфраструктуры для потребителей на 65 ГВт максимальной мощности, заказанной потребителями при технологическом присоединении, при этом фактически потребляемая мощность составляет 7,5 ГВт, что соответствует 12% от максимальной мощности потребителей. Аналогичная ситуация складывается даже по «льготным» категориям присоединяемых потребителей. Предоставляемая в льготном порядке мощность за аналогичный период используется по факту потребителями только на 15‒20%.
Причины, по которым предприятия не выбирают зарезервированный при подключении лимит, разные. Одна из них – снижение потребления предприятиями за счет изменения характера нагрузок, сокращения объемов производства и количества выпускаемой продукции. Вторая – ошибочная оценка потенциала развития производства на этапе строительства, когда заказываются сетевые мощности, многократно превышающие итоговое потребление. И третья – использование так называемой «распределённой» генерации на крупных предприятиях, что стало весьма выгодным при существующей системе, но не за счет себестоимости выработки электроэнергии, а за счет ухода от оплаты услуг по ее передаче. Получается так: компания строит собственную генерацию на предприятии, однако от резерва со стороны сетей не отказывается и оставляет за собой право в любой момент потребить электроэнергию из системы. При этом, сетевые компании вынуждены поддерживать резервы конкретно для этого потребителя, так как перераспределить мощность другим потребителям невозможно в силу действующего законодательства. За счет ухода от оплаты услуг по передаче электроэнергии, положительный эффект для предприятий достигает 50% в конечной стоимости и не существует стимулов отказываться от неиспользуемых мощностей. Зачем? Резерв исправно поддерживается для них системой, а платят за него другие, что, согласитесь, весьма удобно.

Высоковольтные ЛЭП на фоне заката


Альтернативная точка зрения на этот счет нам известна и досконально проанализирована. В частности, крупные корпорации объясняют переход на использование собственной генерации завышенными тарифами на услуги по передаче, включающими перекрестное субсидирование. Но прошу обратить внимание, что нерациональное использование, точнее неиспользование резерва мощности, это такое же, по сути, «перекрестное субсидирование», но уже в пользу других групп потребителей. Иными словами, потребители, эффективно использующие сетевую мощность (их фактически потребляемая мощность близка к максимальной), субсидируют в оплате стоимости услуг по передаче электрической энергии содержание неиспользуемых сетевых резервов других потребителей.

Ярославль, зима. Тепловая электростанция (ТЭЦ-1): дым из труб на морозе зимой


Предположим, есть два потребителя в регионе, оба имеют схожее по объему и характеру производство, являются конкурентами. Первый потребитель заказал при технологическом присоединении 20 МВт максимальной мощности и эффективно ее использует, его фактически потребляемая мощность от 17 до 19 МВт. Второй потребитель, по факту потребляя столько же мощности, заказал при технологическом присоединении максимальную мощность в размере 100 МВт и не отказывается от излишней неиспользуемой мощности. Сетевая инфраструктура была построена исходя из 120 МВт заказанной двумя потребителями мощности, затраты на ее содержание включены в единый средний тариф на услуги по передаче. Что же получается? Первый потребитель, несмотря на свою эффективность, «спонсирует» второго. Оба платят одинаково вне зависимости от степени использования максимальной мощности. А дальше ситуация усугубляется. Приходит инвестор в регион, ему нужно 50 МВт максимальной мощности. Сетевая организация, понимая, что свободная мощность есть у второго потребителя, не может ей воспользоваться, и вынуждена строить новые электросетевые объекты. В итоге мы имеем рост тарифов на услуги по передаче электрической энергии у всех трех потребителей.

Предполагается поэтапное введение оплаты сетевого резерва. Доля оплачиваемого резерва в объеме услуг по передаче электроэнергии
будет расти в 2020–2025 годах с 5% до 60%


Сетевая инфраструктура будет «раздуваться», пока мы не введем стимул для потребителей к рациональному использованию сетевой мощности. Вне зависимости от причин неиспользования потребителями имеющихся у них сетевых резервов негативные последствия есть всегда – это рост затрат на содержание сетевой инфраструктуры в составе тарифа на услуги по передаче для других потребителей, а также за счет сдерживания роста тарифа – выпадающие доходы сетевых компаний. То есть складывается ситуация, которую невозможно игнорировать, и это понимают практические все участники рынка, пытаясь найти компромисс уже не первый год. Поэтому создание механизма справедливого распределения затрат на содержание сетевой инфраструктуры между потребителями в зависимости от заказанной ими при технологическом присоединении максимальной мощности – необходимость. Минэнерго России, как отраслевой регулятор, предлагает оптимальное и поступательное решение вопроса. Мы подготовили и внесли в правительство проект постановления о введении платы за резерв электросетевой мощности, в котором максимально учли замечания экспертного сообщества.
Наша инициатива содержит в себе плавный переход на новую систему тарифного регулирования услуг по передаче электроэнергии, в основе которой – ориентир на максимальную мощность, заказанную потребителями при технологическом присоединении к сетевой инфраструктуре. Для потребителя предлагается несколько различных вариантов оптимизации имеющихся у него неиспользуемых резервов сетевой мощности, среди которых снижение величины максимальной мощности, ее перераспределение в пользу иных потребителей, а также потребление электроэнергии в большем объеме. То есть, по итогам самоанализа потребитель может принять решение продать или отказаться от излишней мощности, либо же придётся оплачивать ее содержание самостоятельно, не перекладывая затраты на других участников рынка, как это происходит сегодня.
Предполагается поэтапное введение оплаты сетевого резерва – доля оплачиваемого резерва в объеме услуг по передаче электроэнергии будет расти постепенно – от 5% до 60% с 2020 года по 2025 год. При этом «сезонные» потребители не будут платить за резерв – резерв подлежит оплате только при условии, если он не используется больше года. Для объектов теплоснабжения, водоканалов и военных объектов ввиду невозможности отказа от неиспользуемых резервов в связи с особой социальной значимостью и целевым назначением, обеспечивающим необходимое ресурсоснабжение и безопасность населения, предусмотрены «льготные» условия оплаты резерва неиспользуемой мощности – половина заказанной ими при технологическом присоединении максимальной мощности не подлежит оплате вне зависимости от степени ее использования.
Таким образом, проект постановления позволит восстановить баланс интересов на рынке оказания услуг по передаче электроэнергии, от чего предприятия, которые используют свой резерв, – выиграют. В результате, у условного предпринимателя снизится стоимость услуг по передаче электроэнергии, что, соответственно, положительно скажется на развитии бизнеса.
При этом, хотел бы подчеркнуть, что введение механизмов стимулирования отказа потребителей от излишней мощности – лишь первый этап в реализации нашей глобальной задачи – оптимизации использования инфраструктуры и электроэнергии в целом. После того, как потребители определятся с объемом необходимой им максимальной сетевой мощности, а затраты на содержание инфраструктуры будут справедливо распределены, мы получим на рынке часть свободной мощности. И вот тут начнет работать уже существующий сегодня, но не вступивший в силу механизм по оптимизации загрузки сетевого оборудования. То есть, уже сетевые компании смогут оценить свой трансформаторный парк с точки зрения эффективности его загрузки, учитывая максимальные мощности потребителей, прогноз роста потребления, резерв по надежности и другие технические параметры. После этого уже задача сетевой организации – оптимизировать использование мощностей. Если есть четкое понимание невостребованности дополнительных мощностей – выводить из эксплуатации, чтобы потребители не несли лишнюю нагрузку на содержание сетей. Или, как оптимальный вариант, передислоцировать соответствующее оборудование в точки спроса. А, может быть, будет принято решение продолжать обслуживать – это уже решать самой сетевой организации. То есть, мы выступаем за сознательное и ответственное использование энергии.
Изучению вопроса был посвящен не один год совместной с коллегами из компаний отрасли, органов государственной власти, экспертов работы. По итогам проведения тщательного анализа мы окончательно убедились: совершенствование системы тарифного регулирования за услуги по передаче электроэнергии с учетом заказанных потребителями при технологическом присоединении максимальных мощностей ‒ очевидно необходимо. Я бы даже сказал, что это наболевший вопрос. Без введения соответствующих стимулов и при сохранении существующей тенденции к увеличению резервов потребителей, ситуация продолжит усугубляться: несправедливое распределение финансовой нагрузки будет приобретать все больший масштаб, а растущий объем сетевой мощности оставаться невостребованным. В этой связи рассчитываю, что долгожданный процесс перехода к рациональному использованию мощности, как и планировалось, начнется уже в следующем году. Мы уверены, что наши инициативы по рационализации использования мощностей приведут к пересмотру затрат на содержание сетевого оборудования, существенному сокращению тарифов на услуги по передаче, а соответственно, к снижению стоимости электроэнергии для конечных потребителей и, как следствие, к оптимизации работы всего электросетевого комплекса страны.