Министерство Энергетики

С.М. Сендеров, Н.А. Юсифбейли, В.И. Рабчук, В.Х. Насибов, С.В. Воробьев, Р.Р. Ализаде. Геополитика на шельфе Каспия и её влияние на добычу Азербайджана

Сергей Михайлович Сендеров – д. т. н., замдиректора
ИСЭМ СО РАН,
e-mail: ssm@isem.irk.ru

Нурали Адилович Юсифбейли – д. т. н., заместитель председателя, ГААВИЭ

Виктор Иванович Рабчук – к. т. н., в. н. с., ИСЭМ СО РАН,
e-mail: rabchuk@isem.irk.ru

Валех Халилович Насибов –
к. т. н., заместитель директора, АНИПИИЭ

Сергей Валерьевич Воробьев – к. т. н., с. н. с.,
ИСЭМ СО РАН,
e-mail: seregavorobev@isem.irk.ru

Рена Рафаэль Ализаде – к. т. н., с. н. с., АНИПИИЭ,
e-mail: rena_alizade@mail.ru

Аннотация. Статья посвящена анализу геополитических факторов в освоении Азербайджаном шельфа Каспийского моря. Подробно описана ситуация вокруг нефтегазового шельфа Азербайджана в ретроспективе. Основные геополитические интересы стран Каспийского региона представлены в отношении шельфа и добычи углеводородов на нем. Показана важность шельфа Каспийского моря для Азербайджана. Приведены значения основных показателей развития и функционирования нефтегазового комплекса Азербайджана, подчеркивающих роль шельфа Каспийского моря. Делается вывод о том, что геополитические факторы играют особую роль в освоении нефтегазового Каспийского шельфа Азербайджана сегодня, как препятствуя освоению этого шельфа, так и способствуя его освоению.

Ключевые слова: энергетическая безопасность, стратегические угрозы, прикаспийские регионы, шельф Каспийского моря.

Введение

Статья описывает неблагоприятныеи благоприятные факторы, определяющие ситуацию с освоением Азербайджаном нефтегазового шельфа Каспийского моря на современном этапе. Особое внимание уделено факторам геополитики, поскольку каспийский шельф или дно Каспийского моря принадлежит пяти государствам – Азербайджану, Казахстану, Ирану, России и Туркменистану. Каспийский шельф имеет исключительное значение для экономики Азербайджана, обеспечения энергетической безопасности страны на общегосударственном уровне, экспорта углеводородов [1, 2]. При этом, на сегодня отсутствует четко согласованный всеми прикаспийскими государствами документ о разделе дна Каспийского моря, который позволил бы всем этим странам, включая Азербайджан, бесконфликтно вести добычу нефти и газа. Отсутствие такого документа – важнейший фактор геополитики, оказывающий негативное влияние на освоение шельфа Азербайджаном. С другой стороны, политическое руководство страны уделяет внимание созданию благоприятных условий для внешних инвесторов, и решению вопроса транзита через третьи страны своих экспортируемых углеводородов. Играют свою роль и созданная в предыдущие годы инфраструктура добычи и транспортировки нефти, эффективная кооперация с международными компаниями в добыче и транспортировке нефти, а также юридическая база, основанная на «Контракте века» [3], подписанного в 1994 году.

Сложившаяся ситуация вокруг нефтегазового каспийского шельфа Азербайджана

В азербайджанской части шельфа Каспийского моря находится более 90 % всех запасов углеводородов страны (оценка авторов – с учетом [4, 6]). Запасы на суше практически истощены, эти месторождения разрабатываются последние 150 лет и добыча на них давно вышла «на полку». Нефтегазовый комплекс Азербайджана обеспечивает около 95 % спроса на первичные энергоресурсы [4], на него приходится 85 % всего экспорта страны [5].
В Казахстане, Иране, России и Туркмении нефтегазовые комплексы также играют значительную роль в экономике, но основные регионы добычи в этих странах сосредоточены в материковой части, а не на шельфе Каспийского моря. В таблице 1 представлены ресурсы нефти и газа с расчетом по шельфу Каспия. Исходя из данных таблицы 1, для сохранения и дальнейшего увеличения уровня добычи нефти Азербайджану нужен документ о разделе дна Каспийского моря. На последней встрече глав пяти прикаспийских государств в Актау в августе 2018 года была принята Конвенция о правовом статусе Каспийского моря [7], но вопросы раздела дна здесь не были затронуты.

Таблица 1. Запасы нефти и газа стран Прикаспия с расчетом по Каспийскому морю (2018 год)
* Объемы переработки сырой нефти внутри страны для получения нефтепродуктов, используемых внутри страны и идущих на экспорт
Источники: [5, 6, 8]


С подписанием «Контракта века» [3] в 1994 году началось интенсивное освоение нефтегазового шельфа в той части акватории Каспийского моря, которая признавалась всеми прикаспийскими государствами азербайджанской. В этой части находится большое число месторождений нефти и газа с суммарными доказанными запасами (на 2018 год) жидких углеводородов в 900 млн тонн, а газа – в 1,9 трлн кубометров, геологические запасы – более 1,5 млрд тонн нефти и более 2,3 трлн кубометров газа [6].
За счет освоения этих запасов Азербайджаном успешно выполнялись все основные требования по обеспечению энергетической безопасности, как в части снабжения своих внутренних потребителей энергоресурсами, так и в части выполнения всех обязательств по экспорту углеводородов. Росла интенсивность геологоразведочных работ на нефтегазовом шельфе Каспийского моря, шло обустройство новых месторождений углеводородов, набирали обороты годовые уровни добычи и газа.

Запасы Азербайджана на суше практически истощены, эти месторождения разрабатываются последние 150 лет и добыча на них давно вышла «на полку». Более 90 % запасов углеводородов страны находятся на шельфе Каспия


С 2010 года ситуация с развитием нефтегазового комплекса страны начала ухудшаться. На этот год приходится пик добычи нефти (50,8 млн тонн). Уровень добычи ее начал снижаться, к 2017 году он упал на 23,9 % – до 38,7 млн тонн. Для продолжения работ на месторождении «Азери – Чираг – Гюнешли» (АЧГ), расположенного в азербайджанском секторе Каспийского моря, 23 декабря 2017 года между SOCAR и Азербайджанской международной операционной компанией (АМОК) был подписан протокол о продлении «Контракта века» до 2050 года. Согласно новому договору, доля участия SOCAR в АЧГ повысилась с 11,65 % до 25 %. При этом ежегодная добыча нефти на этом месторождении ожидается на уровне около 40 млн тонн в год. В 2018 году в Азербайджане наблюдается некоторое увеличение добычи нефти, как на суше, так и на море. При этом уровень добычи газа, включая попутный, за 2010–2018 годы вырос на 15,9 %.
Одной из серьезных причин снижения уровней добычи нефти в Азербайджане после 2010 года стали трудности разграничения шельфа каспийского моря между Азербайджаном и Туркменией, а также между Азербайджаном и Ираном. Так, Туркмения не согласилась расширить на восток площадь азербайджанских нефтегазовых проектов в акватории Каспийского моря. Причиной отказа стал спорный вопрос о праве стран на нефтяное месторождение «Сардар – Кяпаз», которое Азербайджан считает продолжением месторождения «Азери – Чираг – Гюнешли». Против расширения азербайджанского шельфа, но уже на юге Каспия, выступил и Иран, оспаривая у Азербайджана право на разработку газового месторождения «Алов – Араз – Шарг».
Разногласия с Ираном по поводу спорного газового месторождения мало повлияли в целом на ситуацию с освоением Азербайджаном своих газовых месторождений на шельфе. У страны здесь много других «бесспорных» газовых участков. Это «Шахдениз» с прогнозируемыми запасами газа в 1,2 трлн кубометров; «Апшерон», «Умид», «Ашрафи» и другие – с прогнозируемыми суммарными запасами более 2,5 трлн кубометров. Разногласие между Азербайджаном и Туркменией по поводу самого разграничения каспийского шельфа оказалось весьма серьезным. Дело в том, что сегодня три четверти всей нефти Азербайджана добывается в зоне глубоководного шельфа Каспийского моря на мощной нефтеносной площади АЧГ. По мере геологоразведки площадь АЧГ непрерывно увеличивалась с выдвижением ее границ все дальше на восток. До какого-то момента времени ни одна прикаспийская страна не предъявляла претензий к Азербайджану по этому вопросу, считая такое продвижение вполне законным.

Добыча на шельфе Азербайджана


Благоприятный инвестиционный климат, высокие мировые цены на нефть, а главное, динамика роста запасов делали проект «Азери – Чираг – Гюнешли» весьма привлекательным для внешних инвесторов. Достаточно сказать, что только в освоении АЧГ принимали участие более десяти мировых нефтяных компаний (среди которых – BP, Statoil, SOCAR и др.).
Ситуация изменилась после того, как Туркмения выразила свое несогласие с дальнейшим продвижением границ комплекса месторождений АЧГ на восток. Расширение этих границ прекратилось, прекратилось фактически и открытие новых нефтяных залежей, стали падать дебиты скважин на месторождениях АЧГ. Годовые объемы добычи нефти здесь стали сокращаться.
Ситуация усугублялась из-за отсутствия у прикаспийских государств четкой договоренности о разделе дна Каспийского моря. У Азербайджана есть двухсторонние соглашения с Россией и Казахстаном о демаркации границы своей зоны шельфа, и все еще нет подобных соглашений с Туркменией и Ираном.
Кроме того, падению годовых объемов добычи нефти в Азербайджане с 2010 по 2017 годы способствовали резкое снижение мировых цен на нефть в 2013 году, рост себестоимости добычи нефти на эксплуатируемых месторождениях, увеличение затрат на обеспечение промышленной безопасности на платформах и т. д.
В результате, иностранные инвестиции в нефтяной сектор Азербайджана стали сокращаться с 6,7 млрд долларов в 2014 году до 3,1 млрд долларов в 2018 году. Сокращение объемов добычи углеводородов при фактически неизменном уровне потребления первичных энергоресурсов привели к падению экспорта. Например, необходимость обеспечения газом внутренних потребителей при выполнении обязательств по его экспорту, заставило Азербайджан (по согласованию с Россией) отказаться от поставок газа в Россию. А ведь еще в 2010 году по газопроводу «Баку – Махачкала» в Россию было поставлено 1,5 млрд кубометров азербайджанского газа. Мало того, «Газпром» стал поставлять в Азербайджан до 4 млрд кубометров газа в год [5] (2 млрд кубометров– по соглашению с государственной компанией SOCAR и 2 млрд кубометров – по соглашению с Азербайджанской метановой компанией). Доходы Азербайджана от экспорта углеводородов стали падать, сократились его инвестиционные возможности.

Таблица 2. Ожидаемые к 2020 году объемы ввода возобновляемых источников энергии

Основные показатели развития и функционирования нефтегазового комплекса Азербайджана с выделением роли шельфа Каспийского моря

С 2017 года экономика Азербайджана стабилизируется из-за роста мировых цен на нефть, диверсификации структуры ВВП за счет опережающего развития не нефтяных отраслей и резкого роста экспорта несырьевой продукции. Ожидается, что в 2019–2020 годах рост в не нефтяном секторе экономики Азербайджана составит около 9 % годовых.
В то же время, для стабилизации объемов использования газа в энергетическом балансе страны был принят ряд стратегических документов. Так, в стратегических дорожных картах национальной экономики предусмотрено интенсивное развитие альтернативных и возобновляемых источников энергии. В таблице 2 показаны объемы и сроки ввода новых возобновляемых источников энергии в энергосистему Азербайджана к 2020 году.

Таблица 3. Основные показатели развития нефтегазового комплекса Азербайджана (с 2010 по 2018 гг. и ожидаемые – в 2019–2020 гг.) с выделением роли шельфа Каспийского моря


Ввод к 2020 году 420 МВт новых генерирующих мощностей на основе ВИЭ должен привести к высвобождению дополнительно примерно 250 млн кубометров газа, что позволит увеличить объем его экспорта. К 2025 году, в результате использования ВИЭ, будет высвобождаться 1,6 млрд кубометров газа, который можно будет экспортировать.
В таблице 3 показаны прогнозные значения основных показателей развития и функционирования нефтегазового комплекса Азербайджана в 2019–2020 годах, включая ожидаемые значения доказанных запасов углеводородов на его каспийском шельфе и объемы добычи здесь нефти и газа. Указанные прогнозные значения получены, исходя из предположения, что:
• доказанные запасы нефти (в целом, по стране, и на Каспийском шельфе) останутся примерно на том же уровне, что и в 2018 году;
• годовые приросты уровней добычи и экспорта нефти, если и будут, то весьма незначительны;
• внутреннее потребление фактически должно остаться на уровне 2018 года;
• доказанные запасы газа, скорее всего, будут расти;
• отсутствие ожиданий по росту добычи газа и его внутреннему потреблению в 2019–2020 гг.;
• существенное увеличение экспорта газа ожидается в последующие годы в результате реализации проекта TAP;
• объемы импорта газа Азербайджаном в 2019 и 2020 гг. останутся на прежнем уровне.
Таблица 2 не содержит сведений о попутном газе, который производится на нефтяных месторождениях страны в объеме до 14 млрд кубометров в год, так как он практически весь закачивается обратно в нефтяные пласты для поддержания в них приемлемого давления.

Заключение

Нефтегазовый комплекс Азербайджана, основа которого – месторождения углеводородов на шельфе Каспийского моря, имеет исключительное значение для экономики страны и для обеспечения ее энергетической безопасности на общегосударственном уровне. Особую роль при освоении нефтегазового каспийского шельфа Азербайджана сегодня играют факторы геополитики – как тормозящие освоение этого шельфа, так и благоприятствующие его освоению. Естественно, первые факторы требуют смягчения или полного прекращения их действия, а вторые требуют их усиления. Для Азербайджана необходимо разрешение проблемы раздела дна Каспийского моря между прикаспийскими государствами. Кроме того, крайне важно сохранение в нефтегазовой сфере благоприятного инвестиционного климата. С целью снижения зависимости страны от нефтегазового сектора, необходимо постараться увеличить приток инвестиций в другие сектора экономики, к примеру, как уже упоминалось, в создание генерирующих мощностей на основе ВИЭ.

Исследование проводилось в рамках проекта государственного задания III.17.5.1 (рег. № AAAA-A17–117030310451–0) фундаментальных исследований СО РАН и при частичной финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в рамках научного проекта № 18–58–06001.

Использованные источники

  1. Сендеров С. М., Юсифбейли Н. А., Рабчук В. И., Гусейнов А. М., Насибов В. Х., Воробьев С. В., Гулиев Г. Б., Смирнова Е. М. Энергетическая безопасность прикаспийских регионов России и Азербайджана: анализ проблем и пути обеспечения // Энергетическая политика. № 6, 2018. С. 108–117.
  2. Senderov S., Yusifbeyli N., Rabchuk V., Huseynov A., Nasibov V., Vorobev S., Guliev G., Smirnova E. Geopolitical Features of Energy Security in the Caspian Regions of Russia and Azerbaijan / Geopolitics of Energy. Volume 41, Issue 1, January 2019. – Р. 5–12.
  3. «The Contract of the Century» 20 years later: an indisputable benefit. URL: https://www.bbc.com/Russian/business/2014/09/140919_azerbaijan_century_oil_contract_anniversary
  4. Энергетика Азербайджана. Проблемы и перспективы развития энергетики Азербайджанской Республики. URL: http://matveev-igor.ru/articles/366220
  5. State Statistical Committee of the Republic of Azerbaijan. Azerbaijan in Figures, 2016. URL: http://istmat.in-fo/bilis/uploads/53204/Azerbaijan_in_figures_2016.pdf
  6. Российский Совет по международным делам. Рабочая тетрадь. Нефть и газ Каспийского моря: между Европой и Азией. № 39, 2017. С. 68.
  7. Convention on the legal status of the Caspian Sea. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Convention_on_the_legal_status_of_the_Caspian_Sea
  8. BP Statistical Review of Word Energy June 2019. URL: http://www.bp.com/ statisticalreview
  9. Decree of the President of the Republic of Azerbaijan On approval of strategic roadmaps for the national economy and major sectors of the economy. URL: https://azertag.az/ru/xeber/Ukaz_Prezidenta_Azerbaidzhanskoi_Respubliki_Ob_utverzhdenii_strategicheskih_dorozhnyh_kart_po_nacionalnoi_ekonomike_ i_osnovnym_sektoram_ekonomiki‑1016982