Министерство Энергетики

Энергетическая политика Турции на современном этапе

Елена ТЕЛЕГИНА
Член-корреспондент РАН,
профессор, д. э. н.
e-mail: telegina.engin@gmail.com

Гюльнар ХАЛОВА
Профессор, Российский государственный университет нефти и газа (НИУ)
имени И. М. Губкина, д. э. н.
e-mail: khalovag@yandex.ru

Турция является одним из крупнейших и быстроразвивающихся энергетических центров на Евразийском континенте (рис. 1).

Рис. 1. Потребление углеводородов в Турции в 2010–2020 гг.
Источник: [3]

Страна не обладает значительными запасами углеводородов, потребности республики в углеводородном сырье растут и обеспечиваются в основном импортом. В связи с чем, растет и зависимость от внешних поставщиков, которую руководство страны планирует снизить. В Турции в 2008 г. была принята программа «Энергетическое видение 2023», основной упор в которой сделан на использование собственных угольных ресурсов, а также на развитие возобновляемых источников энергии.
Руководство Турецкой Республики также не оставляет попыток в поиске новых запасов углеводородов на собственной территории. Основные усилия в энергетической отрасли направлены на поиск углеводородов на шельфе Средиземного и Черного морей. Так, в августе 2020 г. было объявлено об успешном проведении геологоразведочных работ, в ходе которых открыто месторождение Сакарья с предполагаемыми запасами около 320 млрд кубометров. Начало эксплуатации месторождения запланировано на 2023 г., а уже к 2026 г. ожидается, что добыча достигнет промышленного объема в 15 млрд кубометров (рис. 2).

Рис. 2. Месторождение Сакарья
Источник: [5]


Турецкое правительство заявило, что открытие и дальнейшая эксплуатация данного месторождения позволит значительно снизить зависимость от внешних поставок природных ресурсов. Однако проведение геологоразведочных работ, а также дальнейшая эксплуатация скважин сталкивается с проблемами, связанными с неурегулированными территориальными спорами Турции с Грецией и Кипром.
В конце 2019 г. между Турцией и Ливией был подписан меморандум о разграничении морских зон между странами, что привело к изменению исключительной экономической зоны Турции и границ шельфа в Восточном Средиземноморье (рис. 3).

Рис. 3. Границы континентального шельфа Турции в Восточном Средиземноморье
Источник: [1]


Однако подписание меморандума вызвало негативную реакцию Греции и Кипра. События, связанные с активным проведением геологоразведочных работ Турцией на шельфе Средиземного моря и попытки изменения морских границ в этом районе, нарушают права третьих стран, что привело к протестным настроениям в соседних государствах. На ближайшем саммите стран Евросоюза в декабре 2019 г. было принято решение о том, что меморандум между Турцией и Ливией, закрепляющий делимитацию морских юрисдикций в Средиземном море, нарушает суверенные права третьих стран, морское право, и впредь не может нести никаких последствий для третьих стран.
Очевидно, дальнейшее развитие энергетического потенциала Турции в полной мере зависит от того, как страна урегулирует данные территориальные споры.
Отметим, что у руководства страны имеются внешнеполитические разногласия практически со всеми государствами, граничащими на побережье восточной части Средиземного моря. Некоторые страны, такие как Израиль, Египет, Греция и Южный Кипр предприняли усилия по формированию энергетического блока стран Восточного Средиземноморья.
В начале осени 2020 г. Греция, Кипр, Египет, Израиль, Италия, Палестина и Иордания создали газовый форум Восточного Средиземноморья. Данный форум направлен в первую очередь на обеспечение экспорта углеводородов странами восточной части Средиземного моря, а также на противодействие агрессивной экспансии Турции в регионе.
Отметим, что и гражданская вой­на в Сирии, обладающей наиболее протяженной границей с Турецкой Республикой, также внесла свои риски перспективам реализации нефтегазового потенциала турецких проектов на восточной части Средиземного моря .
Вместе с тем страна обладает значительным потенциалом в транспортировке углеводородов в страны Европы, который начал активно реализовываться уже с начала 2010‑х гг. С тех пор, прокладывая трубопроводы по своей территории, Турция постепенно увеличивает объемы транзита углеводородов в страны Южной Европы из России, Прикаспийских государств, а также стран Ближнего Востока через свою территорию (рис. 4).

Рис. 4. Основные транзитные нефте- и газопроводы на территории Турции
Источник: [7]


На сегодняшний день Турция является одним из ключевых транзитных коридоров поставок нефти и газа. По территории государства проходят несколько магистральных нефтепроводов:
Киркук – Джейхан (крупнейший магистральный нефтяной трубопровод, соединяющий Киркукское месторождение на территории Ирана с г. Джейхан в Турции). Строительство данного нефтепровода было закончено в 1977 г., и за прошедшие годы пропускная способность нефтепровода была увеличена более, чем в два раза, до 71 млн т нефти в год.
Джейхан – Кырыккале, проходящий по территории Турции из г. Джейхан в г. Кырыккала. Нефтепровод был введен в эксплуатацию в 1986 г., пропускная способность составляет ежегодно порядка 7 млн т нефти. Данный нефтепровод был построен для поставок нефти на нефтеперерабатывающий завод в г. Кырыккала.
БТД (Баку – Тбилиси – Джейхан). Построенный в 2006 г. нефтепровод позволяет получать Турции нефть из Прикаспийского региона, в основном, из Азербайджана. Пропускная способность нефтепровода составляет ежегодно около 50 млн т нефти.
К крупным газопроводам, уже проходящим и планируемым через территорию страны, можно отнести следующие:
Трансбалканский газопровод (проложен из России для поставок природного газа в Турцию, проходит по территории таких стран, как Украина, Молдавия, Румыния, Болгария). Строительство данного магистрального газового трубопровода было закончено в 1987 г., первые поставки начались в том же году. На сегодняшний день газопровод является одной из ключевых составляющих газопровода «Балканский поток», чья проектная мощность оценивается в ежегодные 15,8 млрд кубометров.
Тебриз – Догуб. В результате подписанного в 1997 г. соглашения между Турцией и Туркменистаном, была начата реализация проекта магистрального газового трубопровода «Туркменистан – Иран – Турция – Европа», однако на сегодняшний день данный газопровод используется исключительно для поставок газа из Ирана.
Газопровод «Голубой поток». Является первым морским газовым трубопроводом из России в Турцию, эксплуатация которого началась в 2003 г. Пропускная способность газопровода составляет ежегодно порядка 16 млрд кубометров.
Южно-­Кавказский газопровод (Баку – Тбилиси – Эрзурум). С середины лета 2007 г. по данному магистральному газопроводу были начаты поставки природного газа в Турцию. Пропускная способность данного газопровода составляет ежегодные 16 млрд кубометров газа.
Арабский газопровод, являющийся интерконнектором между Сирией и Турецкой Республикой. В эксплуатацию данный газопровод был введен в 2011 г., прогнозируемые объемы закупок природного газа турецкой стороной оценивались в 4 млрд кубометров газа ежегодно, однако на сегодняшний день данный газопровод практически не используется.

Таблица 1. Существующие магистральные
нефтяные трубопроводы
Источник: [2]

Трансанатолийский газопровод, проходящий по всей территории Турции и соединяющий Южно-­Кавказский газопровод с Трансадриатическим газопроводом в западной части республики. Эксплуатация данного магистрального газового трубопровода началась в июне 2018 г., пропускная способность составляет ежегодно около 16 млрд кубометров газа, также является самым протяженным на территории Турции – 1841 км.
Газопровод «Турецкий поток». Эксплуатация данного газопровода началась в начале января 2020 г., он является вторым после «Голубого потока» морским газовым трубопроводом из России и крупнейшим по пропускной способности. Ежегодный объем поставок газа из России в Турцию по двум эксплуатирующимся ниткам газопровода может превышать 31 млрд кубометров.
Высокий уровень развития и разветвленности инфраструктуры поставок углеводородов на территории Турции способствует её превращению в газовый хаб транзитного коридора из России, стран Центрально-­Азиатского региона, Ближневосточных стран в страны Южной Европы.
По сравнению со странами ОЭСР, Турецкая Республика показывает положительные экономические результаты и активно наращивает объемы потребления энергии во многом благодаря развитию энергетики (рис. 5).

Рис. 5. Темпы прироста ВВП Турции и стран-­членов ОЭСР в 2009–2010 гг., в %
Источник: [4]


Благодаря развитию транзита, Турция постепенно усиливает свою роль на мировом энергетическом рынке. Однако у турецкого государства имеется достаточно трудностей с поиском партнеров в регионе, что негативно сказывается на экономическом положении страны.
К данным проблемам можно отнести и трудные отношения с США и странами Европейского союза, которые ведут активное сотрудничество со странами восточной части Средиземного моря, где участие Турции исключено. И это при том, что ЕС является ведущим внешнеторговым партнером Турции. На сегодняшний день ЕС вложил в Турцию около 70 % прямых иностранных инвестиций.
Из-за ухудшения отношений с западными странами, для Турции становятся первостепенными развитие отношений с Россией и Китаем. Отношения с РФ в военной и энергетической областях активно развиваются.
На сегодняшний день, основная доля потребляемых углеводородов Турции импортируется из России. Так, по «Турецкому потоку» из России в Турцию может быть поставлено до 31,5 млрд кубометров ежегодно, при чем, половина из них идет на внутренний рынок Турции, а оставшаяся часть на её экспорт в страны Южной и Юго-­Восточной Европы.
По данным на 2020 г. Россия занимает лидирующую позицию в поставках природного газа в Турцию – 15,6 млрд кубометров, следом идет Азербайджан с 11,1 млрд кубометров, Алжир – 5,7 млрд кубометров, Иран 5,1 млрд кубометров, Катар – 3,1 млрд кубометров, США – 2,8 млрд кубометров, Нигерия с 1,8 млрд кубометров и др. (рис. 6).

Рис. 6. Основные поставщики природного газа в Турцию в 2020 г., в млрд кубометров
Источник: [3]

Очевидно, что РФ заинтересована не только в прибыли, получаемой от продажи сырья, но и в продвижении своих экономических интересов на Ближнем Востоке .
Следует отметить, что углеводородный потенциал Восточного Средиземноморья, способный снизить зависимость от поставок углеводородов из России как в Турцию, так и в страны Южной Европы, рассматривается руководством республики как альтернатива российскому газу [6].
В данном контексте интересна позиция Китая. КНР уже зарекомендовала себя как страна, обладающая значительными финансовыми ресурсами. Китайская Народная Республика активно ведет стратегическое инвестирование в энергетические проекты по всему миру, в том числе на территории Средиземноморских государств. Однако в целях сохранения отношений со всеми странами Восточного Средиземноморья Китай не ведет активную работу по турецким нефтегазовым проектам.
В этих условиях особое значение приобретает энергетическое сотрудничество в рамках Российская Федерация – Турецкая Республика – Европейский союз. Сильная зависимость участников данных отношений, их конфронтационные настроения требуют достижения стратегического компромисса. Несмотря на долгосрочную зависимость европейских стран от поставок энергетических ресурсов из Российской Федерации, события последних лет усложнили взаимоотношения между Россией и ЕС, но не с Турцией, которая за последние годы только усиливает сотрудничество с Россией, что позволяет ей укрепить свое положение в отношениях с Европейским союзом.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что Турция пытается вести сбалансированную внешнюю политику со странами Европейского союза с одной стороны, и в то же время с Россией с другой стороны, в число партнеров которой входят страны Ближневосточного региона, страны Центрально-­Азиатского региона, а также Средиземноморья. Все это в полной мере может стать драйвером превращения Турции в газовый хаб транспортного коридора поставок углеводородных ресурсов в страны Южной Европы и привести к укреплению социально-­экономического положения страны. В конечном счете это позволяет укреплять роль России как ведущего энергетического игрока на Евразийском континенте.